Карьера длиной в один матч

Дарья Шашкова

    Кому-то суждено за профессиональную команду провести не один сезон, а кому-то и всего один матч. Последнее выпало на долю воспитаннице челябинской ДЮСШ им. С.Макарова Дарье ШАШКОВОЙ. Судьба? Возможно… Ведь цифра «1» Дашу «преследует» с момента рождения: появилась на свет первого числа, стала первой хоккеисткой школы Макарова, попавшей в молодёжную сборную России, на её счету одна игра за челябинский «Факел», в семья Дарья – единственная спортсменка. И это ещё не всё… Но обо всём по порядку.

 

«Тренер меня всегда ругал»

Дарья Шашкова    – Даша, до хоккея занималась другим видом спорта?

    – Играла в школьной баскетбольной команде. Но дальше пробиться не получилось – не вышла ростом.

    – Как узнала о хоккее?

    – Постоянно играла с братом Александром на улице. Там меня и «нашли», пригласили в школу Макарова. По хоккейным меркам начала тренироваться поздно – в 14 лет.

    – Брат занимался профессионально?

    – Нет, даже не любитель. У нас коробка во дворе, там он с друзьями и бегал, и я с ними.

    – В целом семья спортивная?

    – Нет, вообще в семье нет спортсменов (улыбается).

    – Почему тогда тебя увлёк спорт?

    – Не знаю, так получилось.

    – А учёбе он не мешал?

    – Когда начала серьёзно заниматься хоккеем, учёба отошла в сторону.

    – Прогуливала уроки или отпрашивалась?

    – У нас всегда были документы, что в такое-то время тренировки – отпускали.

    – Например, Кристине Коротких из-за хоккея пришлось сменить не одну школу.

    – Я всегда училась в 130-й школе, её и окончила.

    – Учителя с пониманием относились к твоему новому увлечению?

    – Сначала были против, а когда я попала на просмотр в молодёжную сборную, они уже говорили: «Неплохо, что-то из тебя получится».

    – Почему всё-таки хоккей возобладал?

    – Сначала расстроилась, что не проходила по росту в баскетболе. А когда привели в школу Макарова, мне понравился хоккей. К тому же уже совсем скоро поехала с девочками на свой первый турнир.

    – Запомнила первую тренировку?

    – Помню! Вышла с парнями. Мне тренер говорит: «Давай, покажи, как катаешься лицом и спиной». Прокатилась. И всё. Александр Владимирович сказал: «Приходи завтра тренироваться с девочками».

    – Кто тебе ставил катание?

    – В школе Макарова – Роднов. А изначально сама училась во дворе на фигурных коньках.

    – Чем ты выделялась, что так быстро попала в состав и поехала на турнир?

    – Не хватало хоккеисток, поэтому меня и взяли на соревнования, которые проходили в Зеленограде. И я отметилась в первой же игре – сломала руку (улыбается). Было весело!

    – Возможно, Александр Владимирович говорил о твоём катании, видении поля?..

    – Никогда не говорил, всегда ругал, а я обижалась. Уже позже, когда пришлось закончить с хоккеем, поняла, что Александр Владимирович не просто так всё делал это. А для того, чтобы я старалась и пыталась стать лучше.

    – Что Роднов дал тебе в хоккее?

    – Всё! Всё что можно! Не думаю, что в команде мастеров могли дать большее, чем мой первый тренер. Главное, он нашёл во мне защитника. Изначально играла в нападении, но затем Александр Владимирович разглядел во мне какие-то качества для игры в защите. В голове навсегда отложилось всё, что говорил он. На мой взгляд, Роднов – лучший детский тренер, занимающийся с девочками. Завидую его терпению, нелёгкий труд – быть наставником хоккеисток. Я точно всех девчат «поубивала» бы за их постоянные ошибки. Благодарна судьбе за то, что попала именно к Александру Владимировичу.

    – Тренировки хоккейные и баскетбольные отличаются?

    – Силы уходят в любом виде. Но в хоккее было больше желания, соответственно и сил тратила больше. Поэтому в хоккее для меня было посложнее.

    – Ты запомнила первую хоккейную тренировку, а свою первую заброшенную шайбу?

    – Нет, к тому же забивала редко. Но навсегда запомнила забитый буллит, благодаря которому школа Макарова заняла третье место на VI зимней Спартакиаде учащихся, проходившей в Тобольске. В заключительном матче мы играли с Москвой, счёт был 0:0, назначили буллиты. Вышла и забила, а после меня никто не забросил шайб, и мы выиграли!

    – Есть самая ценная медаль?

    – Спартакиадная, единственная, которую ценю больше всех. Она досталась очень тяжело. По моему возрасту это был последний шанс выиграть что-то. В отборочном туре стали третьими и в финале – «бронза». Тот финал не забуду никогда ещё и потому, что сама что-то сделала, чтобы команда победила.

Команда ДЮСШ им. С.Макарова на VI зимней Спартакиаде учащихся России

    – Вернёмся немного назад. Как тебя девчата приняли в команду?

    – (улыбается) Они смелись надо мной: те же Лиза Роднова, Стася Сидоренко. Но потом девочки узнали сколько мне лет. И… Мы начали общаться дружно. Сплотились. Конечно, возникали и конфликты. Но всё было хорошо.

    – Смеялись над тем, что ты новичок в хоккее?

    – Над всем. Всегда так, когда приходят новые игроки, их просто начинают стебать: ты не туда поставила клюшку, надо перевернуть её. И тому подобное.

    – В будущем такие же приёмы использовала над новенькими?

    – Старалась поддерживать новичков, знала, что тяжело начинать в команде, где свой коллектив, где девчата уже не один год вместе. Думаю, у меня получалось не гнобить новеньких.

    – Сильно отличаются отношения девочек к местным воспитанницам и к тем, кто приехал из других городов?

    – Когда мы играли – нет, все были равными. Сейчас тяжеловато принимают, как никак приезжает конкуренция. Бывает цапаются друг с другом. Но в целом не отличаются ничем.

 

«Чем я лучше?»

    – Даша, ты как-то упомянула, что была первой хоккеисткой из школы Макарова, кто поехал на сбор в молодёжную команду России…

    – Да, до меня не ездил никто. Мне было так страшно. Не знала, как это будет происходить. Тем более основной возраст в молодёжке был 1995-й. Знала, что в сборной большая конкуренция, считала, мне туда не пробиться никогда. Но взяли именно меня. Видимо, просто вызывать было некого (улыбается).

    – Кто сообщил, что тебя приглашают в молодёжку, и как этот момент происходил? Для школы, наверное, это тоже было памятным событием?

    – Анатолий Викторович Шуравлев пришёл и сказал: «Даша, тебя вызывают в сборную». Сначала не поверила: «Что? В сборную? Никого не вызывали, а меня вызвали? Чем я лучше?» Знала, что в школе есть девочки получше, поперспективнее, и не понимала, почему меня. Отправляли с настроем: должна показать себя и весь Челябинск в целом. Дали эмоциональную нагрузку, и я поехала.

    – Кого из хоккеисток выделяла ты?

    – Кристину Коротких. На год младше меня, у неё было всё впереди. Так и получилось: поехала и добилась своего.

    – Чего ждала от сборов?

    – Очень хотелось посмотреть тот уровень, узнать, что такое сборная. Ведь попадают в неё не все. Хотела пробиться в состав, чтобы запомнили, кто я такая, что я из Челябинска, и что не только московские хоккеистки могут выступать в сборной.

Дарья Шашкова    – Что дала сборная?

    – Другие тренировки, другой уровень. Нереальные ощущения от места, куда приезжают самые лучшие со всей страны. Ты боишься, конечно, но всё равно пытаешься показать себя. Правда, не всегда получается, но стараешься. Вернулась с совершенно новыми зарядами мыслей и эмоций.

    – Школа встретила как-то особенно?

    – Нет, всё стандартно. Поздравляли: «Молодец!» Пару дней отдыха и сразу в работу. Не давали расслабляться.

    – В чём отличие тренировок в сборной и в школе?

    – В сборной цели другие. В школе учат, а там ты должна показывать, чему тебя научили. Когда прибыла в сборную мне сразу сказали: должна уметь всё и выполнять все установки тренера.

    – То есть как таковых отличий нет? Например, в школе вы бегаете 1 км, а в сборной – 5…

    – «Дома» ключевым фактором является возраст, тренер не даёт всем одинаковую нагрузку. В сборной физически тяжелее – нагрузка для всех одинаковая.

    – Вернулась со «звёздной болезнью»?

    – Нет, и никогда не болела ею. Наверное…

    – Как никак была первой «макаровской» в сборной.

    – Тогда даже не думала об этом. Сейчас иногда задумываюсь, особенно когда мне говорят: ты поехала первая… А раньше точно не заморачивалась. Знала, что после меня обязательно вызовут других.

    – Отношение напарниц изменилось к тебе?

    – Нет. Постоянно интересовались, что происходило на сборах, рассказывала им о тренировках. В дальнейшем те, кого вызывали, просили подсказать и помочь…

    – По данным ФХР в твоём активе только выставочные игры с молодёжной сборной Чехии в 2012 году.

    – По 1995 году рождения была только на них. После этого не вызывали весь сезон, видимо, не показала себя. По 1996 провела первые сборы и снова сыграла товарищеские игры. А затем дала о себе знать травма колена.

    – На твой взгляд, не вызывали из-за каких ошибок?

    – Мне было 16 лет. Всего два года тренировок – очень мало. Наверное, больше не хватало физически данных. Смирилась: 95-й год рождения не мой, значит всё ещё впереди. Старалась, конечно. Но не срослось.

 

«“Факел” дал людей»

    – Даша, когда узнала, что тебя приглашают в «Факел»?

    – В 17 лет, когда заканчивалось моё пребывание в школе Макарова. На протяжении всего времени старших девочек отсматривал Аркадий Леонидович Белоусов, знакомился с нами. Затем поступило предложение, и мы незамедлительно подписали контракт с «Факелом», так как команда мастеров – это круто.

    – Пока занималась в школе, мечтала попасть в «Факел» или были другие мечты?

    – Другие. «Факел» был далеко не первой командой, в которую хотела попасть. Но так сложились звёзды…

    – Куда хотела?

    – Как и все, в лидирующие клубы: «Торнадо», СКИФ. Я – не исключение. Очень хотела попробовать себя в «Торнадо», знала какой там тренер. Но… судьба.

Дарья Шашкова

    – Многие хоккеистки говорят: есть предложения от СКИФ, но мы туда не хотим. Команда – лидер, чем она так отпугивает?

    – Лидер… Но… Например, в «Факеле» ко всем хоккеисткам относились одинаково. В СКИФ есть игроки-лидеры с короной на голове. Поэтому туда не все рвутся, зная, что новенькие часто «полируют лавочку», а выступают – лидеры.

    – Помимо «Факела» были от других команд предложения?

    – От того же СКИФ, от «Спартака-Меркурий». Но выбрала всё-таки «Факел», к тому же тут дом, мама, папа.

    – Есть информация, что ты успела поиграть и за Екатеринбург.

    – Была там в аренде. Приехала, потренировалась неделю-полторы, и уехала. Не провела ни одного матча. Условия оставляли желать лучшего. Если бы не это, осталась бы в Екатеринбурге и продолжила тренироваться у Андрея Геннадьевича Анисимова.

    – Условия – в плане проживания, питания, денег?

    – Всё вместе.

    – Это был какой год?

    – 2013-й, первый год, когда перешла в «Факел». В начале сезона занималась с «Факелом», а затем Белоусов предложил отправиться в аренду в «Спартак-Меркурий», сказав, что в Челябинске, скорее всего, игровой практики не будет у меня.

    – Какие ощущения: быть в команде, но не попадать в состав на игры?

    – Ужасные! Хочешь играть, но не всегда что-то получается, так как нет именно игровой практики. На тренировках что-то не получалось, смотрела на девочек: «О, боже, они так играют!» Понимала, мне до них далеко, старалась работать, но снова не получается, нет практики. В такие моменты опускаются руки. Ужасное состояние.

    – Аркадий Леонидович говорил, в чём главная твоя ошибка?

    – Нет. Делался акцент на том, что мы – молодые. На лёд выпускали редко, я вообще провела только одну игру – против нижегородского СКИФ-2. В дальнейшем у меня разболелось колено. Сделали операцию, полсезона не тренировалась. Белоусов говорил: «У тебя же болит колено, зачем играть?»

Дарья Шашкова и Виктория Нестерова    – Возьмём конкретно защитников. Как считаешь, в чём различие между тобой и в последствии закрепившейся в «Факеле» Викой Нестеровой?

    – Искала различие, но особых не находила. У неё здоровья больше, меня же подкосила травма. Вика – молодец, пробилась в состав.

    – Не раз упомянула про колено: где травму получила?

    – Нигде. За всё время тренировок. Колени страдают у большинства хоккеистов. Был момент: на игре специально сзади ударили в колено, но не зацикливалась на этом. Когда перешла в «Факел», где возросли нагрузки, колено дало знать о себе.

    – Если бы не травма…

    – Я бы играла ещё.

    – В Челябинске?

    – Не думаю. Нет и не было огромного желания играть именно в «Факеле». Не знаю почему. Да, хорошие были годы, было что-то и хорошее, и плохое. Позволили бы отмотать время назад, возможно, не пошла бы в «Факел».

    – Что дала челябинская команда?

    – Наверное, людей (их не очень много), с которыми общаюсь сейчас. Благодарна «Факелу», что познакомил меня с ними.

    – Кто эти люди?

Ксения Байбакова и Дарья Шашкова    – Например, Ксения Байбакова – лучшая и любимая подруга. Без неё жизнь была бы скучной. Всегда дарит мне очень много положительных эмоций. И, несмотря на то, что сейчас она играет в Екатеринбурге, мы часто видимся.

    – Какие эмоции испытала, когда тебе сказали, что будешь играть против СКИФ-2?

    – Невероятные. Так долго об этом мечтала, хотела выйти и показать, на что способна. И тут представился шанс. К тому же это был наш уровень: и мы, и СКИФ-2 – молодые.

    – За какое время узнала о попадании в состав?

    – За день до игры: прошла тренировка, после которой Аркадий Леонидович сказал, кто выйдет на лёд. Благодарна ему, что дал почувствовать, что такое женский хоккей в профессиональном плане, пусть и со второй командой Нижнего Новгорода.

    – В чём отличие профессионального хоккея от школьного?

    – Такое же, как и в сравнении со сборной: в школе учат, в профессионалах сама показываешь, чему научили тебя. В школе больше ориентируются на технические качества, в мастерах – играют на тактику.

    – Когда из-за условий уезжала из «Спартака-Меркурий», не было ощущения, что подставляешь коллектив?

    – Часто думала, что подставила команду. Тем более, меня взяли, а некоторых защитниц Екатеринбурга уволили. Им сказали, извините, конкуренция. После моего отъезда «Спартак» проводил игры с «Кометой» в пять защитников. Звонила девочкам, просила прощения, что так получилось. Было очень тяжело уезжать из Екатеринбурга: с тренером хорошо общалась, он доверял мне, поставил в состав.

    – Свердловские хоккеистки не наточили зуб на тебя?

    – По крайней мере, не слышала о себе ничего плохого ни от них, ни от тренера, ни от руководства.

    – Если бы сейчас Анисимов пригласил тебя в команду: поставим на коньки, натренируем…

    – Пошла бы.

    – Изменились условия?

    – И условия изменились, и я соскучилась по хоккею. В год, когда переименовали «Факел» в «Белых Медведиц», я всё время лечилась. Сейчас отдушиной является школа Макарова: выхожу, чтобы не забывать, что такое лёд. Мне кажется, не отыграла ещё своё.

Дарья Шашкова

 

«В России надо не закрывать, а открывать команды»

    – Поэтому школа Макарова заявляется в «Ночную хоккейную лигу»?

    – Да! Очень хочется поиграть, посмотреть на что способна и что во мне осталось, или действительно уже надо забывать, что такое хоккей. Горят глаза!

    – На твой взгляд, для чего создали «Ночную лигу»?

    – Для таких, как я (смеётся). Для таких недохоккеистов, которым не удалось закрепиться в профессиональном хоккее, кто хочет поиграть в своё удовольствие. Опять-таки, выступая в «Ночной лиге», у хоккеисток появляется возможность попасть в команду мастеров. Лига создана, чтобы не пропадали кадры. Развивать ведь надо женский хоккей в России, всё-таки олимпийский вид спорта.

    – Чего не хватает женскому хоккею в России?

    – Конкуренции. У нас надо не закрывать, а открывать команды. Чем больше – тем лучше. В России в профкомандах около 200 игроков, в Канаде – столько же только в одном городе. Им там надо так пахать, чтобы пробиться в олимпийский состав. А у нас в стране девчата как думают: «Есть я, есть она, и только она – мой конкурент, больше их нет». Конкуренции нет.

Дарья Шашкова    – Из года в год и хоккеистки, и руководство говорят: «Вот, в ближайшие лет пять…» И эти «пять лет» были и пять лет назад, и два года назад. Где это развитие?

    – Я не поддерживаю такие высказывания. Возьмите нынешний женский хоккей, он не готов ни к Олимпиаде, ни к чемпионату мира, так как не развивают его. Да, растёт перспективная молодёжь, но куда они все пойдут? В школе Макарова готовятся к выпуску только 40 человек. Половине из них пора уходить в команды мастеров, чтобы чувствовать, что такое профессиональный, настоящий женский хоккей. А идти некуда! Они останавливаются на одном уровне. Склоняюсь к тому, что женский хоккей именно не развивают в стране, поэтому не знаю о каких «пяти годах» постоянно идёт речь.

    – Что нужно изменить, чтобы дать толчок развитию? Много команд разом тоже не откроешь.

    – Пусть будет немного, но открывать их необходимо. Девочки из школ, из «Ночной лиги» пусть в них выступают, учатся мастерству в официальных играх. Смотрела видео с матчей «Ночной лиги», есть хорошие хоккеистки, способные побороться за попадание в состав профессионалов. Сейчас в «НХЛ» команд больше, чем профессиональных.

    – Деньги…

    – Вот! С этого и надо начинать. Как у нас хотят развить женский хоккей, если на него не выделяют средств? А потом спрашивают: что это мы канадкам и американкам проигрываем? Там каждая вторая хоккеем занимается, поэтому и проигрываем, кадров нет.

    – Спорт затратный?

    – Очень!

    – У парней понятно: ежегодно идёт рост, набирается мышечная масса – форма постоянно требует обновления. У девушек, на мой взгляд, попроще: и максимального роста вы достигаете быстрее, и размер коньков стабилизируется.

    – Это да (улыбается). Но и при этих условия в целом хоккей получается затратным. Думаю, поэтому многие родители и не отдают своих детей в этот вид спорта, так как не все могут потянуть финансово.

 

«Я стою чего-то в этой жизни!»

    – А как твои родители отнеслись к хоккею?

    – Не знали сначала. Сказала им буквально за пару недель до отъезда в Зеленоград, что занимаюсь хоккеем.

    – Как они могли не замечать, что ребёнок не посещает уроки в школе, приходит домой уставший?

    – Днём ходила в школу, вечером говорила, что иду гулять, а сама шла на тренировку. Не было тотального контроля, родители и раньше давали свободу выбора, и до сих пор дают её. Поэтому я занимаюсь тем, чем хочу. И за это им очень благодарна.

    Но они отговаривали меня: «Даша, подумай, это же не женский вид спорта».

    – Когда мама подобное говорит – понятно, а папа?

    – И папа говорил. Он меня любит (улыбается).

Дарья Шашкова

    – Не является болельщиком хоккея?

    – Смотрит иногда матчи, но не ярый болельщик.

    – В дальнейшем родители посещали матчи?

    – Всего один, если не ошибаюсь, это было первенство города. После той игры папа сказал: «Заканчивай с хоккеем, дочь, ты не можешь ничего». Меня тогда ещё не вызывали в молодёжную сборную, но ответила ему: «Докажу тебе, что стою чего-то в этой жизни!» Больше папа не появлялся на матчах. Когда же сказала, что меня приглашают в сборную, его счастью не было предела. Ходил такой гордый: моя дочь, добилась сама, не помогал ей.

    – Не узнавала, почему отец решил, что хоккей – не твоё?

    – Говорил, что это не женский вид спорта, мне это не нужно, что надо учиться, получать образование.

    – Какие у тебя были ощущения, когда впервые одела форму?

    – Не помню уже. И не придавала этому значение.

    – Понимала, зачем она нужна? Ведь во дворе вы играли без неё.

    – Понимала, взрослая же была уже. Одела, и как-то тяжеловато бегать стало (улыбается).

    – Как родители встретили, когда привезла домой медаль Спартакиады?

    – Ничего особенного. Они не фанаты всего этого. Сказали: «Дочь, молодец!» У них было больше эмоций, когда им позвонила и сказал, что забила тот, победный, буллит.

    – Значит, не устраивали дома торжество?

    – Нет, это же была не последняя моя игра, не последняя моя победа. Я так думала. Но как оказалось…

    – Что тебе дал хоккей?

    – Стала более дисциплинированной. Раньше могла совершать безбашенные поступки. Правда, и сейчас могу, но уже задумываюсь: ты не в том возрасте, не в том состоянии, не в том качестве, ты когда-то играла за страну, и что ты сейчас делаешь.

Дарья Шашкова    – Помимо перелома руки, больного колена, что отнял хоккей?

    – Отвечу по-другому: не сам хоккей, а в большей степени команда мастеров. Она отняла у меня желание играть, выступать на профессиональном уровне. Не знаю, от кого это зависело: от тренера, от коллектива, но в один момент у меня пропало желание приходить на тренировки. Не знаю даже почему…

    – Было желание завязать с хоккеем?

    – Да. Очень долго думала над этим. Были истерики, крики, ругалась с родителями. Они заставляли одуматься, ведь столько времени шла к этому, и так бросить.

    – Родители отговаривали не бросать!?

    – Да, понимали, что начала чего-то добиваться в спорте, ведь не просто так пригласили в команду мастеров, куда не все попадают после школ. Но в итоге судьба привела к тому, что я всё-таки закончила.

    – Какова твоя хоккейная мечта, которая не исполнится уже никогда?

    – Олимпиада. Мечта всей жизни! Так о попадании в состав молодёжной сборной не мечтала, как об Олимпиаде. Но с самого начала знала, когда ещё только пришла в хоккей, что не смогу этого добиться. С такой формой, в какой была я, никогда в жизни не попадают в олимпийскую команду. Но я всё равно старалась.

    – Что заставляло оставаться в хоккее?

    – Наверное, желание быть командой. Не знаю, как описать эмоции, когда ты играешь, когда забиваешь или отдаёшь результативную передачу, когда защищаешь своего вратаря. Именно эти моменты заставляют оставаться в спорте.

 

«Хочу в родные стены»

    – Сейчас ты собираешься стать тренером. 19 лет – не рановато?

    – Рановато, но начинать же надо когда-то. Сейчас учусь на третьем курсе.

    – Ещё год-два, тебе будет 20-21 год, пригласят в школу Макарова. Чему сможешь научить детей без практики профессионального хоккеиста?

    – Думаю, подобная практика не столь важна в школе. Уже говорила, профессионалы больше играют тактикой, а школы – техникой. Катание, владение клюшкой, видение площадки, думаю, это смогу дать детям. (смущенно) Надеюсь на это, буду стараться.

    – От школы Макарова уже поступало предложение на тренерскую работу?

    – Нет, но директор Юрий Михайлович говорил: учись, оканчивай и приходи, будем смотреть.

Дарья Шашкова    – Пойдёшь в ДЮСШ им. С.Макарова или будешь искать другие варианты?

    – Хочу сюда, в родные стены. Здесь начала и, видимо, здесь и закончу со всем этим хоккеем. Не представляю себя в другом городе, в другом клубе. В школе Макарова всё своё, всё родное.

    – Тебя часто можно увидеть во Дворце, когда успеваешь учиться?

    – Утром учёба. По сравнению с первыми курсами, сейчас – потяжелее, на следующий год уже диплом. На данный момент в ДЮСШ прохожу практику, веду конспект тренировок. Осталось пару лет до момента, когда уже профессионально смогу учить детей, хотя ещё сама не знаю, как делать это.

    – Замечаешь ошибки тренеров?

    – У тренеров своя методика, и её нельзя назвать плохой. Каждый тренер прав по-своему, у каждого из них свои «тараканы в голове». Поэтому никаких нареканий к наставникам быть не может. К хоккеисткам – есть, но не к тренерам.

    – Какие у тебя будут занятия?

    – Не знаю.

    – Метод «кнута и пряника»?

    – Наверное. Замечала за собой, иногда хочется накричать, в другой раз – подойти и указать на ошибки шёпотом. В силу возраста во мне, наверное, ещё преобладают эмоции.

    – Какую методику сама лучше воспринимала: крика или шептания?

    – Уже говорила, Александр Владимирович кричал, пытался разговаривать, пытался шептать, но до меня всё равно не доходило (улыбается). Когда на тебя кричат – это круто, но обидно! Думаешь, раз кричат, значит чего-то стоишь.

    – В «медведицах», несмотря на твоё частое отсутствие в команде, вы с Евгенией Моховой были игроками-напарницами, при благоприятном исходе в ближайшем будущем вы можете стать уже тренерами-коллегами. Как строятся отношения у разновозрастных хоккеисток?

    – В силу возраста я обращаюсь к ней на «Вы», она ко мне – на «Ты». Но между нами нет никаких разногласий. К тому же я для неё пока ещё никто. Она – тренер, а я – тот, кто приходит позаниматься в школу.

    – А когда были в одной команде?

    – Как правило, молодежь отдельно от старших.

    – Это плюс или минус?

    – Думаю, плюс. Но на игре это никак не отражалось. Просто общих интересов мало у молодёжи и тех, кто постарше. Кроме хоккея, разумеется. Но и в коллективе никогда не звучало фраз: я старше, значит, я – лучше. Была единая команда.

    – Что для тебя был хоккей в самом начале?

    – Было просто интересно, что это такое. Можно сказать, хобби. Потом это уже переросло в смысл жизни.

Дарья Шашкова

    – Опять-таки, можно по-разному трактовать: хоккей – смысл жизни и хоккей – работа. У вас были контракты, это уже работа.

    – В школе – смысл жизни, смысл всего и всея, смысл моего существования. А когда пошли контракты, конечно, уже работа. Надо же на что-то жить.

    – «Хоккей – смысл жизни» и «Хоккей – работа» отличаются?

    – Да. В школе играешь на энтузиазме, глаза горят. А в профессионалах, вроде бы то же самое, но тебе говорят: «Ты денежку получаешь, значит должна больше». Другими словами, в школе – желание, в мастерах – долг.

    – Часто замечал, в школе после тренировок некоторые игроки продолжают одни дальше заниматься, кто-то лишние пять минут, кто-то – гораздо больше. В профессиональной команде хоккеисты после игр сразу расходятся по домам…

    – В школе пытаешься совершенствоваться, стараешься пробиться в команду мастеров.

    – То есть совершенствуешься, чтобы в будущем пораньше уходить домой?

    – (смеётся) Да.

 

«Не всем быть профессионалами»

    – День твоего рождения – 1 апреля. Шутка родителей?

    – (смеётся) Наверное, мама над папой пошутила. Папа рассказывал, что срок врачи ставили почти на неделю позже. 1 апреля он пришёл в роддом, хотел забрать маму домой, так как брат был ещё маленький, и его не с кем было оставить. А папе говорят: «Рожает». Думал, шутят. Но родилась я. Иногда сама не верю, что день рождения 1 апреля.

    – Знакомые подшучивают над этим?

    – До сих пор. Однажды человек весь день ходил со мной и не поздравлял. Обиделась на него. А буквально за минуту до завершения 1 апреля он говорит: «Поздравляю!»

    – А в хоккее случались курьёзы?

    – Например?..

    – Забросила шайбу в свои ворота.

    – Плох тот защитник, который не забивает в свои ворота (улыбается). Все защитники, хоть раз в жизни, но забрасывают шайбу себе, конечно, не специально. Был момент, когда учились бросать с замахом. На игре мне накатили, а я ударила мимо шайбы. Как себя ненавидела в тот момент, было стыдно. Думала, никогда не буду «щёлкать». Но со временем раз промахнулась, второй, и стало получаться.

    – «Щёлкать» продолжаешь и сейчас на тренировках.

    – Это да, уже не отнять.

Дарья Шашкова

    – На твой взгляд, в нынешнем сезоне какие команды станут победителями в чемпионате и в первенстве России?

    – У девочек до 18 лет первым будет СКИФ, у женщин – уфимская «Агидель».

    – Почему?

    – У Уфы и тренеры, и состав хорошие. К тому же каждый год они идут по нарастающей, и подходят к логичному завершению – чемпионству.

    – На каком месте завершит сезон ДЮСШ им. С.Макарова?

    – Очень надеюсь, что станут третьими. Но что-то мне подсказывает, что дастся им это тяжело. Однако, если девчата пересмотрят своё отношение к хоккею (не все, но есть хоккеистки, которые относятся к делу несерьёзно), тогда у них всё получится. Буду в них верить!

    – И в качестве завершения очередной параллельный мир: если бы предложили заново пройти весь хоккейный путь с 14 до 19 лет с тем же исходом…

    – Прошла бы. А иначе, возможно, прозябала бы свои лучшие годы где-нибудь пьяная под забором. А так, благодаря хоккею у меня очень много знакомых. Люди и общение – самое крутое!

    – Но нет профессиональной карьеры…

    – Ничего страшного. Не всем быть профессионалами.

Александр Дементьев

Фото из архива Д.Шашковой и сайта «7 дней спорта»

Дарья Шашкова