«Наш капитан»

Александра Вафина и Анастасия Ведерникова     Семейными династиями в российском мужском хоккее давно никого не удивить. Ещё чуть-чуть и счёт уже пойдёт на правнуков и прадедов. Но для женского вида семейная принадлежность к игре пока что в диковинку. И то, что Челябинск первым в России заложил основу для подобной традиции, отдельная гордость для южноуральских болельщиков. Безусловно, речь о дуэте Вафиных – Любовь и Александра.


    Развитие женского хоккея в стране даёт надежду, что династии будут появляться. Однако, чтобы превзойти рекорд столицы Южного Урала спортсменкам из других городов нужно будет постараться: Вафины на отечественном уровне в одной команде совместно провели уже семь сезонов (2005–2011, плюс 2013/2014). Добавьте к ним выступления за один коллектив «Устинка» в Казахстане и параллельные, когда Любовь Валериановна защищала цвета коркинского «Факела», а Александра – американского университета Дулута. Рекорд на века?!

    О том, как складывалась спортивная карьера Вафиной-старшей, мы уже рассказывали (см. интервью «Нынешний сезон может стать заключительным»). Теперь очередь Вафиной-младшей…

 

    Чуть больше года назад (после домашнего матча 22 сентября с екатеринбургским «Спартаком-Меркурий» – 10:0) Анастасия Ведерникова на вопрос «Каково выходить на лёд не в роли капитана?» ответила: «Очень рада, что вернулся наш (!) капитан, который действительно достоин быть им, она – мотор и сердце нашей команды!» Нынешний сезон «медведицы» начали вновь без своего капитана. На днях Александра Вафина прибыла в университет Калгари (Канада), где будет защищать цвета местной команды «Динос».

 

«До хоккея не умела кататься на коньках»

Александра Вафина    – Алмаатинка?

    – Да, с Алма-Аты. А хоккеем начала заниматься в Усть-Каменогорске…

    – Подожди. До хоккея обязательно дойдём. Как детство проходило?

    – Обычное детство. Не особо помню его (улыбается).

    – В одном из интервью ты упомянула, что грезила космонавтикой, а затем юриспруденцией…

    – (улыбается) Да, хотела стать космонавтом. Мне мама говорила: «Как ты будешь космонавтом, если читать не умеешь? Придёт тебе сообщение, и даже не сможешь определиться, что делать». В классе 6-м уже думала, что нужно иметь строгую профессию: хотела стать юристом – видимо, мечтала быть серьёзной дамой (улыбается). Но от юриспруденции меня отвело. Рада, что в последствии закончила физкультурный институт, где получила много хороших знаний.

    – Любовь Валериановна уже тогда играла в хоккей. Ты смотрела за её выступлениями?

    – Да. Я и сама уже тренировалась. Мама меня учила, подсказывала. Но тогда я ещё не знала, как хоккей будет связан с моей судьбой, и что из этого получится.

    – Однако до хоккея твоим первым видом спорта были прыжки в воду…

    – Да, когда жили в Алма-Ате. Но затем переехали в Усть-Каменогорск, где не было специализированного бассейна для прыжков, и меня отдали в фигурное катание. Правда, на лёд я так и не успела выйти, занималась только хореографией.

    – Значит хоккей поспособствовал твоему выходу на лёд?

    – И не только. До него не умела кататься на коньках.

Александра Вафина    – Помнишь свой первый выход на лёд?

    – (задумалась) Смутно. Со временем одна тренировка наслаивается на другую, и так постепенно первая стирается из памяти. Видимо, как и все начинающие, была корявенькая. Однако помню первый Дворец спорта, первую форму, иногда с девчонками вспоминаем у кого какие были коньки.

    – Любовь Валериановна говорила, что ты отказывалась тренироваться, так как в группе были одни парни…

    – В начале было и такое: стеснялась, чувствовала себя неуверенно и неудобно в команде мальчиков 1992 года рождения. Однако они меня нормально принимали. Затем открыли женское отделение и начала тренироваться с девочками. Но возникали моменты, когда я вновь занималась с юношами.

    – Как отреагировала на хитрость родителей, которые предложили тебе вместо хоккея уборку по дому?

    – Да, ленилась в детстве. Мама говорила: «Не хочешь – оставайся дома, будешь готовить, убираться, чтобы всё сделала пока мы на занятиях». Не-е-е, я лучше на тренировку. Но это было лишь в начале. В дальнейшем даже представить не могла, как можно опоздать, или уж тем более пропустить тренировку.

Александра Вафина    – Не думала, что хоккей – это всё-таки не твоё, раз заставляла себя?

    – Не было даже мысли! Надо заниматься – пошла, отработала.

    – А до того, как начала заниматься, присутствовала на маминых тренировках?

    – Да.

    – Нравились?

    – Да. Недавно только вспоминали об этом. Сейчас похожая ситуация у Лены Густомесовой и Насти Ведерниковой: их дети посещают наши тренировки. И я в примерно таком же возрасте бегала рядышком с мамой.

    – Тогда тебе не казалось, что Любовь Валериановна занимается какой-то глупостью?

    – Абсолютно нет! Понимала, что это её работа.

 

«Хоккей – смысл жизни»

Александра Вафина    – Какие соревнования можно отнести к твоим первым профессиональным?

    – На приз акима Усть-Каменогорска, выступали на области – играли вместе с мальчишками. А первый выезд у нас был на международный турнир в Нерюнгри (Якутия), где встречались с местной командой «Энергия», хабаровским «Амуром» и были ещё один-два коллектива (сейчас уже не вспомню). Наша «Устинка» тогда заняла первое место. Первая значимая победа. Домой вернулись в приподнятом настроении, было много эмоций. В дальнейшем в Усть-Каменогорск приезжали на товарищеский турнир спортсменки Канады, екатеринбургского «Спартака» – был очень хороший турнир в плане подготовки и карьерного роста.

    – Ты сразу начала выделяться в команде, или был кто-то посильнее?

    – Не знаю. Сложно оценивать себя. Конечно, старалась где-то быть первой, брать игру на себя. И мама мне всегда говорила, надо проявляться, быть лидером, чтобы стремились за тобой. Я стремилась за игроками постарше, училась на их опыте. Хоккей – командный вид спорта, тут нет одного-двух-трёх игроков, здесь все вместе. Индивидуальные действия хорошо срабатываются сообща.

Алеся Гимазетдинова и Александра Вафина    – А никогда не думала перейти в другой вид?

    – Нет, вы что!

    – Для любителя ты неплохо смотришься в футболе?

    – (смеётся) Нет, это не моё.

    – Почему?

    – Хоккей – смысл жизни. Ничего лучше не умею делать. Мне нравится много видов спорта: художественная гимнастика, баскетбол, фигурное катание, сноубординг, горнолыжный спорт. Очень много интересных видов, с удовольствием смотрю и буду смотреть их, но себя представлять в той шкуре – вряд ли. Знаю, что каждый спорт сложен по-своему, но, думаю, выбрала правильное направление.

 

«Мама есть мама»

    – Почему в кумирах хоккея у тебя Илья Ковальчук и Павел Дацюк, а не, предположим, Любовь Вафина?

    – В мужском хоккея – Дацюк, он – молодец! А в женском хоккее конечно мама – мой кумир! И не только в хоккее, но и по жизни. Она – мой наставник. Без вопросов, мама – есть мама.

Александра и Любовь Вафины    – Говорят, природа отдыхает на детях. Как считаешь, на тебе отдыхает, или всё-таки ты перешагнула Любовь Валериановну?

    – (улыбается) Не знаю, не могу сказать.

    – Есть какие-то моменты, в которых пока не дотягиваешь до мамы?

    – Не знаю… Мама до сих пор подсказывает какие-то игровые моменты, где и как сыграть. Но где-то и я могу дать совет. У нас нет соперничества. Мы просто дополняем друг друга.

    – Но изначально ты стеснялась, что вы играете в одной команде. Любовь Валериановна тебе говорила: «На льду нет мамы, есть – Люба». Однако на тренировках у тебя постоянно звучит: «Мама…»

    – (улыбается) Это с возрастом приходит. Я уезжала в Америку, сейчас год снова провела в Челябинске. Мне приятно находиться здесь, в родных коллективе и атмосфере. Понимаю, что это здорово выступать с мамой в одной команде, делать общее дело, вместе работать. На самом деле – очень классно! Мне приятно называть маму мамой, крикнуть: «Мама, пас». И звучит балдёжно.

Любовь и Александра Вафины    – Но это только на тренировках или на играх тоже?

    – И на играх тоже. Кстати, в быстром темпе матча не обращаешь внимание, что выкрикиваешь: «Мама», «Люба».

    – Не боялась, что в игре это может сыграть плохую шутку: в команде три мамы?

    – (смеётся) … и кто-то другой откликнется? Не боюсь. У нас есть мамочки, но пока их детишки ещё не в нашей команде.

    – Когда состоится матч Вафиной-старшей против Вафиной-младшей?

    – Такого не будет! (улыбается)

    – Почему?

    – Мы в одной команде, по-другому быть не может.

    – И даже товарищеского?

    – И даже товарищеского (улыбается).

 

«И Казахстан, и Россия – одно и то же»

2011 год. Награждение команды «Факел» бронзовыми наградами чемпионата России

    – До того, как вы переехали в Челябинск в 2005 году, Любови Валериановне уже приходилось посещать этот город во время выступления сборной Казахстана в открытом чемпионате России по хоккею. Она что-нибудь рассказывала о Челябинске?

    – Про город особо ничего. В основном про сам турнир.

    – А тебя брали на выездные соревнования?

    – Нет, всегда оставалась дома.

    – И как эти дни проходили?

    – Как обычно. Мама в командировке, понимаешь, ничего сверхъестественного в этом нет.

    – Может, гуляла дольше?

    – Нет, всё как обычно. Папа следил за мной.

Александра Вафина на зимней Олимпиаде-2014 в Сочи

    – К слову о папе. Нынешняя зимняя Олимпиада в Сочи – единственное место, когда он публично мелькнул на экранах телевизора. Он всегда держится в тени?

    – Нет. Просто так сложилось, что папа сейчас живёт с другой семьёй в Алма-Ате. И слава богу, что ему на время Олимпиады предоставили выходные, и он увидел мою игру. Первый раз в живую. Ему очень понравилось. К тому же он впервые побывал на Олимпийских играх, да ещё и у нас, в России. Я рада, что и мама, и папа видели меня воочию.

    – Он следит за твоей карьерой?

    – Да.

    – Ты с ним часто общаешься?

    – Каждый год на каникулах езжу к ним в гости.

Александра Вафина    – Ты только что сказала Олимпиада проходила «у нас, в России». Всё-таки родная страна – Россия?

    – Наверное, Советский Союз (улыбается). И Казахстан, и Россия – одно и то же.

    – Когда решили переезжать в Челябинск, не боялась?

    – Нет, переехали и переехали. Никакого стресса. Мне было даже полегче, чем другим девчонкам: на новом месте я с мамой, с родным тренером Аркадием Леонидовичем. Это позволяло намного легче адаптироваться к ситуации. Потихонечку Челябинск становился родным городом.

    – Усть-Каменогорск ведь меньше Челябинска.

    – Да, маленький город.

    – Размеры мегаполиса не пугали?

    – Нисколько.

    – Как привыкала к городу?

    – Особо времени привыкать и не было: школа и тренировки – весь распорядок дня. Когда был отпуск, уезжала в Казахстан к бабушке с дедушкой, к папе, к друзьям.

    – А близкие друзья появились в Челябинске?

    – Много.

    – В основном связанные с хоккеем?

    – Да, или со спортом. Спортсмены друг с другом сходятся общими взглядами на жизнь, целями.

Светлана Колмыкова и Александра Вафина    – Обещанные «золотые горы» не появлялись: до 2008 года у «Факела» сохранялись большие финансовые проблемы. Не хотела вернуться в Казахстан?

    – Не было даже мысли, что где-то лучше. Да, было тяжело, из-за нехватки денег пешком добирались на тренировки. Но сдаться – лёгкий шаг, а подняться и идти дальше – означает, что человек победитель, значит, он сможет бороться и дальше.


    – Но многие хоккеистки покинули команду уже через год, кто-то уходил чуть позднее, та же Светлана Колмыкова перешла в «Торнадо» в 2008…

    – Каждый решает сам для себя. Света поняла, что там ей будет лучше, есть перспективы и в профессиональном, и в жизненном планах. Рада за Свету, что у неё в «Торнадо» всё сложилось.

    – И тебя приглашали в Дмитров…

    – И в СКИФ, и в «Торнадо».

    – Почему «Факел»?

Аркадий Белоусов и Александра Вафина    – Зная нашего тренера Аркадия Леонидовича, понимаешь, что он не «сломает» игрока даже интенсивными тренировками и нагрузками, что иногда делают в других командах. Вся работа сбалансирована. Если смотреть с перспективой на карьеру, на жизнь – без вопросов выбор пал бы на «Факел». Угрозы поступали: если к нам не перейдешь, то и в сборной играть не будешь. Всё было (улыбается). Но работа не остаётся бесследной. Если человек трудится, не жалеет себя – всё будет нормально.

    – А если бы клуб-конкурент предложил, как говорил Малыш в мультике про Карлсона, «100 тыщь мильёнов»…

    – Деньги, наверное, не главное для меня. Главное – здоровая атмосфера в коллективе и профессиональный рост. Конечно, деньги нужны в нашей жизни, но они придут, если у спортсмена будет хороший уровень, хорошая подготовка.

    – Какая обстановка была в команде с 2005 по 2008?

    – Внутри коллектива всё нормально. С руководством было тяжело. Девчонки были взрослые, им нужны были деньги. Это мы, школьники, не с такими запросами… Уже плохо помню тот период, да и хорошо, что такое забывается быстро…

 

Молочный коктейль в честь «бронзы»

    – Саша, какой матч в твой карьере останется в памяти на всю жизнь?

    – (задумалась) Когда сборная России выиграла бронзовую медаль чемпионата мира в 2013 году. Хороший, тяжёлый матч, вытащили его на жилах, и вратарь Надежда Александрова нам помогла. Пусть «бронза», но для нас это, как «золото».

Александра Вафина    – То, что команда близка к медали, ощущалось уже перед матчем со сборной Финляндии?

    – Нет, только после финального свистка. На игру выходили как роботы: отработанно всё, старались допустить меньше ошибок.

    – После забитой шайбы в пустые ворота хоккеистки налетели на тебя, и показалось, что, падая, ты ударилась головой о борт…

    – Не-е-ет… Ну, может, и ударилась (улыбается), но в таком аффекте, эйфории уже ничего не чувствуешь: ни усталости, ни боли. Приятное ощущение.

    – Как сборная отметила победу?

    – Практически никак. В основном все готовились к отъезду. Ночью я уезжала в Дулут, Ия Гаврилова – в Калгари, Катя Пашкевич – в Бостон, у остальных самолёт был уже на следующий день. С несколькими девочками, кто собрал вещи заранее, пошли в пиццерию: отметили совсем по-детски, взяли по молочному коктейлю.

 

В семье «Бульдогов»

Александра Вафина    – К слову о Дулуте. Они тебя сами пригласили?

    – Да.

    – А другие предложения поступали из Америки?

    – Нет. Там мало кто работает с международными студентами, единицы команд приглашают игроков из Европы.

    – Где «Бульдоги» тебя выследили?

    – На каких-то международных турнирах.

    – Не интересовалась у руководства, чем их ты привлекла?

    – Нет. Но они говорили, что им нравится моя техника, моё видение поля, иногда обыгрыш. Говорили о недостатках, над которыми нужно работать.

    – Уже позднее не хотела перейди в другой университет?

    – Мысли даже такой не было. Только там! Мне всё нравилось. К тому же, если один раз надел майку «Бульдога», то ты уже в семье «Бульдогов».

Александра Вафина    – В Челябинске со временем некоторые хоккеистки начали ходить в футболках с символикой «Бульдогов». Твои презенты?

    – Что-то я привозила, что-то девчонки сами покупали, когда сборная России встречалась в товарищеских матчах с университетами Америки. Наша команда как раз базировались в Дулуте, а ментором была мой тренер «Бульдогов» Шеннон Миллер. Тогда многие покупали сувениры с символикой «Бульдогов».

    – В тех встречах миннесотские сокурсницы не просили тебя играть слабее, бросать по воротам меньше?

    – (смеётся) Да, было такое: «Так, Саня, не включай свою скорость…» Но, естественно, это всё шутки, на поле мы уже не подружки.

    – А нынешняя сборная России сильно уступает тем же американским студенткам?

    – Не скажу, что сильно. Нужно учитывать, что в главной сборной Америки выступают не только студентки, но и игроки, которым немало лет, у кого большой международный опыт. Он-то и играет основную роль на чемпионатах мира и Олимпиадах. А так, Россия на хорошем уровне, надеюсь, и дальше будем прогрессировать и догонять северо-американский хоккей.

    – Сколько ещё – год, два?..

    – Лет пять.

    – То есть на следующей зимней Олимпиаде на медали женской сборной России можно не рассчитывать?

    – На медали обязательно нужно рассчитывать. Работа идёт, осталось немного-немало – меньше четырёх лет. Обязательно будем бороться за медали!

 

От молодёжной до национальной команд

Александра Вафина    – Как и большинство хоккеисток ты сперва попала в молодёжную сборную, помнишь в каком году?

    – Наверное, в 2006. Даже не помню, ужас (улыбается). Но помню свой первый матч за национальную команду. Это был 2007 год, товарищеская встреча в Новогорске со Швейцарией. А уже в 2008 меня взяли на чемпионат мира, который проходил в Китае.

    – То есть, заиграв в 2005-м в российском чемпионате за «Факел», тебе понадобилось меньше года, чтобы уже в 2006-м надеть майку сборной России. Кто сообщил новость, что попадаешь в состав команды: Любовь Валериановна или Аркадий Леонидович?

    – Аркадий Леонидович. Вызов же приходит на имя руководства команды или тренера.

    – Не посчитала это за шутку, ведь и года не прошло, и ты в сборной?

    – Нет, адекватно восприняла.

    – Возвращаясь к Олимпиадам, с эмоциональной точки были ли отличия в Играх в Ванкувере и Сочи?

    – Конечно, осознание того, что она – домашняя. Отдельное напряжение передаётся с трибун с российскими болельщиками.

Александра Вафина    – У хоккеисток в Сочи на коньках был Российский флаг, кто придумал это?

    – Наш экипировочный менеджер – Сергей Печурица.

    – Сборницы продолжают с ними выступать?

    – Пока не отклеились, пусть держатся.

    – После поражения в четвертьфинале от Швейцарии не было желания отклеить, чтобы не сильно бросалось в глаза какая хоккеистка проиграла матч?

    – Нет. Не сторонник после неудачных игр ломать клюшки или что-то ещё. Финальный свисток прозвучал, тут ничего не поделаешь. Даже если сорву наклейку, не забуду этого проигрыша. Пусть будет лично мне напоминанием над чем нужно работать.

    – Команда ожидала, что может проиграть?

    – Никто не готовился к проигрышу, все настраивались на победу, на борьбу. Видимо, удача отвернулась от нас.

 Анна Виноградова и Александра Вафина   – С кем жила на Олимпиаде в Сочи?

    – С Аней Виноградовой.


    – Как проводили свободное время?

    – Разок мы встретились с моими родителями, погуляли по олимпийскому парку. Это уже было ближе к концу Олимпиады, разрядили обстановку. У нас особо не было выходных: между играми постоянно тренировки. Иногда гуляли по деревне, до столовой пешочком, в игровые комнаты заходили, где-то книжку почитали. Так как я ещё училась, между тренировками пыталась сделать накопившиеся уроки. Так дни и проходили.

    – Соревнования удалось посетить?

    – Да, ходили на женский и мужской хоккей.

    – А помимо родного вида?

    – Нет. Постоянные тренировки. Родители были на многих соревнованиях, им понравилось.

    – Не стоило ли женской сборной приехать ближе к старту соревнований? Ведь вы заселились одними из первых в деревне.

    – На мой взгляд, приехали нормально по времени: успели подготовиться, посмотрели лёд, тренировочное поле.

 

«Безопасность превыше всего»

    – Какая мысль промелькнула, когда ты, незадолго то старта Олимпиады, получила травму в матче с красноярской «Бирюсой»?

    – Не было мыслей, была просто неприятная ситуация. Потом Катя Лебедева сказала: «Ты лучше посиди, впереди более важные матчи». Мысли были позже – боялась, что позвонят и скажут: «Оставайся дома». Благодарна тренеру сборной Михаилу Юрьевичу Чеканову, поверившему в меня. Продолжала восстанавливаться и тренироваться вместе с командой. Спасибо докторам, поставившим в кратчайшие сроки меня на лёд.

15 января 2014. «Факел» Коркино - «Бирюса» Красноярск - 2:3

    – Тем вечером Аркадий Леонидович сказал, что МРТ показал у тебя разрыв. Это был ошибочный диагноз?

    – Не совсем, МРТ показал частичный разрыв. При полном – была бы более серьёзная травма. А с частичным уже можно работать в тренировочном режиме. Пару дней была вообще без движений, затем начала тренироваться на земле, через десять – уже на льду.

15 января 2014. «Факел» Коркино - «Бирюса» Красноярск - 2:3    – В том же эпизоде у скамейки «Факела» долго стояла арбитр Яна Зуева. С её стороны это чисто человеческий фактор, или долго решали, сможешь ли ты продолжить игру?

    – И то, и другое. Яна – одна из немногих российских судей, которая адекватно, равноценно расценивает ситуацию на льду.

    – А есть ли арбитр, неприятный тебе?

    – Их много. После того, как провела сезон в Америке и приехала обратно, поняла, что судейство отличается во многом. В том числе и в качестве. Поразила меня расхлябанность. Уровень судейства в России не такой высокий, поэтому часто возникают перепалки. Нужен опыт и игрокам, и арбитрам.

    – Зачастую женский чемпионат России обслуживают молодые рефери. Это недостаток, что их подготовка идёт через ваши соревнования?

    – С другой стороны, им нужно где-то набираться опыта, чтобы войти в колею, выйти на тот уровень, который позволит им в дальнейшем обслуживать и мужские профессиональные команды, и международные матчи.

    – Ты упомянула про эмоции на льду, в Америке девушки также любят подраться, как и в мужском, или все перепалки быстро устраняются?

    – Не могу сказать, что любят. Бывают ситуации, когда судья распускает игру. Да, в Америке не такие строгие правила, как в России или на международном уровне, у них рефери даёт побороться на льду, потолкаться за шайбу, применить где-то силовой приём, но не такой жёсткий, как в мужском хоккее.

    – А за границей не поднимался вопрос, что женскому хоккею пора избавляться от масок?

    – Ни в коем случае. Мы – девушки. Кто любит хоккей за силовую борьбу, идёт на мужской, кто хочет насладиться эстетическим хоккеем – идёт на женский (улыбается). Тем более мы не можем быть такими грубыми, как мужчины. Маска оберегает нас от травм челюстно-лицевой кости, никому не нужны потерянные зубы. Если в правила введут игру без масок, упадёт приток девочек в хоккей. Они же будут видеть, что мы выступаем без зубов.

2014 год. Сочи. Слева направо: Екатерина Лебедева, Светлана Ткачёва и Александра Вафина

    – Но с маской не видно вашего лица, эстетики хоккея…

    – Зато оберегает от травм.

    – А на тренировку можно прийти без масок?

    – Всегда в маске. Безопасность превыше всего.

 

Рекордный сезон

 

    – Минувший сезон выдался самым плодотворным у тебя: и сборной почти провела все игры, и в родной команде установила личный рекорд – 52 очка. Сказывается опыт американского хоккея или внутренний рост?

    – 52 очка за сезон? А я за статистикой не слежу… Думаю, всё вместе повлияло на результат? И американский опыт зря не прошёл, и, конечно, спортсмен должен прибавлять каждый год. Тем более прошлый год отличается от предыдущих: после домашних матчей уезжали на сборы. Постоянное напряжение, сумасшедший режим. Возможно, к Олимпиаде в Сочи мы наелись играми, и в этом плане было тяжеловато.

    – Вас перегрузили?Александра Вафина, Фанни Гашпарич, Аркадий Белоусов и Александра Хусак

    – Возможно, и это повлияло на выступление. Не могу не отрицать.


    – Но твои 52 очка – не рекорд команды в сезоне: больше у Фанни Гашпарич и Александры Хусак – по 64 и 72…

    – Это наши забивные девчонки!

    – Они выше классом или некий неудачный фактор для тебя?

    – Это точно не неудача, так как мы играли в тройке, действовали друг на друга. Статистика игрока никогда не показывает реальной картины. Все качества суммируются – работа и в нападении, и в обороне.

    – И всё-таки: венгерки выше классом или ниже?

    – Отвечу ниже – скажут, что у меня завышенная самооценка, отвечу выше – меня посчитают с заниженной (улыбается). Мы наравне.

 

В Калгари за повышением мастерства и образования

Александра Вафина после окончания университета в Дулуте    – Саша, в Калгари ты будешь получать уже третье высшее образование?

    – Второе. Первое я получила в УралГУФК, стала бакалавром по специальности «педагог по физической культуре». В Миннесоте получила магистра по своей специальности.

    – В Калгари на кого поступила?

    – Не определилась. Хотела на психолога, но мест не было уже. Зачислили на факультет социологии. В дальнейшем, думаю, получится перевестись. Единственное, у меня будет не четыре года обучения, а пока планируется два. Могу растянуть на три. Студент сам планирует занятия, выбирает предметы на семестр. Я взяла и психологию, и социологию, третий предмет – немецкий.

    – Не сожалеешь, что в очередной раз уезжаешь из команды?

    – Нет. Такая возможность даётся спортсмену нечасто. Рада, что у меня она есть: попробую свои силы за океаном. Конечно, тяжело уезжать из дома, от родных и друзей. Но это того стоит. Надеюсь, что и для российского хоккея привезу что-то полезное из-за рубежа.

    – Аркадий Леонидович сразу дал добро или уговаривал остаться?

    – Он рад за меня как первый тренер за свою воспитанницу. Хотел, чтобы я осталась и помогала команде. Думаю, у него двоякое отношение к этой ситуации.

Александра Вафина с майкой команды «Динос» (Калгари)    – Развей тайну: правда, что тебя на этот шаг подтолкнула Ия Гаврилова, или, всё-таки, это твоё решение?

    – (улыбается) А есть такое мнение?

    – Ходит слух…

    – Можно и так сказать. В этом нет ничего плохого. На международных соревнованиях меня заметили и пригласили в Калгари. Ия поспособствовала транзакции.

    – Гаврилова по-прежнему остается там?

    – У неё последний год. Мы будем выступать в одной команде.

 

О будущем

    – Со следующего года планируют ввести женскую лигу, для России это не рано, на твой взгляд?

    – Пора уже. Необходимо развитие и женского, и детского хоккея. Нужны спонсоры, которые действительно будут за женский хоккей горой стоять, а не просто для галочки. Естественно, мы проигрываем Канаде и США, нам есть к чему стремиться, и работы в этом плане очень много. Надеюсь создание женской лиги пойдёт на пользу.

Александра Вафина    – И напоследок, у тебя всегда был 29-й номер?

    – В самой первой команде, в «Снежинке», был 21-й. Затем случайно достался «29». Начали говорить Александра – вторая Вафина, значит совместили «2» и «9» (9 – номер мамы). Так «29» и остаётся.

    – А в сборной сама попросила «9»?

    – Нет, тоже случайно достался.

    – Когда планируется появление на льду игрока с 39-м номером?

    – (смеётся) На что намекаете? Пока ещё рано: тренируюсь, играю, необходимо окончить обучение.

 

Александр Дементьев

Использованы фото архива семьи Вафиных, Игоря Золотарева («Футбол-Хоккей Южного Урала»), сайта «7 дней спорта»