Ольга ПЕРМЯКОВА: «С хоккеем многое уходит на второй план»

Ольга Пермякова    Ольга Пермякова, пожалуй, единственная играющая российская хоккеистка, кто принимал участие в становлении двух команд нашей страны. Коллективы, которые не были похожи друг на друга. С момента своих образований первый клуб был явным аутсайдером чемпионатов России, второй же – изначально зарекомендовал себя лидером. Сходством команд, можно назвать, спонтанность их возникновения.
    В 1997 году понадобилось всего три месяца, чтобы организовать челябинскую «Метелицу», а в 2003, ненамного больший срок, чтобы появилось дмитровское «Торнадо». Первый коллектив, за свою чуть большую 15-летнюю историю, пока что достиг лишь третьего места в чемпионате России (правда, под обновлённым брендом – «Факел» Коркино). Второй же, отмечающий в нынешнем сезоне своё 10-летие, за время своего существования так ни разу и не примерил на себе «бронзу», зато «золото» и «серебро» – неизменные награды.
    С первых дней Оля Пермякова – неотъемлемый лидер в составах: к сожалению для Челябинска – была им, к счастью для Дмитрова – остаётся. Однако женский российский хоккей мог никогда и не узнать об Ольге, если бы папа будущей «звезды» – Виктор Николаевич – не преподнёс для дочери не девчачий подарок…

«Хоккейный набор»

    – Оля, правда, что папа приложил руку к вашему увлечению хоккеем?
    – Да. Когда мне было 6 лет, он подарил коньки с клюшкой. Коньки именно хоккейные. На фигурных никогда не стояла и не знаю что это такое (улыбается). Во дворе дома была «коробка», где и собирались с мальчиками в выходные или после школы. Так постепенно втянулась в хоккей.
    – Почему отец подарил «хоккейный набор» для девочки?
    – Этот вопрос лучше было задать ему, но, к сожалению, папы уже нет. Может быть, хотел мальчика (улыбается).
    – До карьеры хоккеистки могли стать и игроком водного поло…
    – А до ватерполистки – биатлонисткой. Раньше же детей в спортивные секции собирали в школах. Сначала занималась биатлоном, затем перешла в водное поло.
    – Большие достижения были в этих видах?
    – Какие там достижения у ребёнка, мне было-то 10 лет.

Из воды – на лёд

    – Как вы оказались в «Метелице»? Ольга Пермякова
    – Случайно узнала, что в ЛД «Мечел» собирают девочек для хоккейной команды, решила попробовать.
    – Занятия биатлоном и водным поло сильно помогли в хоккее: от первого вида могли взять меткость, от второго – разработанный плечевой сустав для броска?
    – Плечо разработано было с лыж. Биатлон и хоккей схож лишь в задачах – попасть по цели. А так совершенно разные и ощущения, и вещи: бегать с винтовкой или клюшкой. Конечно, занятия другими видами помогло в плане физического развития. Хотя всегда была худенькой хрупкой девочкой. В хоккее, когда бросала по воротам, чаще падала, чем оставалась на ногах. Сейчас такого уже нет, твердо стою.
    – Тренер по водному поло Валентина Викторовна Веревкина не просила остаться в своём виде?
    – Просила, и учитель по физкультуре просил. Тогда ни у кого хоккей не ассоциировался с женским видом.
    – А мама как отреагировала на ваше новое увлечение?
    – Долгое время не знала, что я начала заниматься хоккеем. Когда рассказала ей, воспринимала с неохотой, не хотела, чтобы я играла. Но постепенно свыклась.

Весёлый год

    – Какие впечатления и эмоции оставил первый год существования «Метелицы»?
    – Первый год сам по себе получился забавным.
    У нас была весёлая форма. Тренер Александр Владимирович Дегтярёв своими силами добывал нам её. Размеры естественно ни у кого не совпадали, приходилось подшивать и ушивать. Никаких баулов под экипировку не было, поэтому на первые соревнования мы ездили с сумками и пакетами.
    На тренировках постоянно играли в футбол, бегали, с наступлением холодов начали кататься на открытом льду. Было холодно.
    Для поездки на игры в Екатеринбург команде выделили небольшой автобус. Два дня мы мотались туда и обратно друг на дружке. Перед заключительной встречей решили за свой счёт остаться в гостинице.

Ольга Пермякова

    – Каково ощущать себя самой молодой в команде?
    – Меня никогда не напрягал возраст. В начале карьеры была самой молодой, сейчас – не самая молодая в команде. Никаких рамок, запретов, барьеров между хоккеистками не ставили и не ставим.
    – А тяжело вливались в «Метелицу», где многие спортсменки уже были знакомы друг с другом, так как большую часть коллектива составляли конькобежки?
    – Нет. Я знала Свету Борисову – жили в одном дворе. Постепенно сдружилась и с остальными девочками.

От любителей к профессионалам

    – Как отмечала пресса, ваши одноклубницы и тренеры, Ольга Пермякова с первых же игр начала выделяться, была единственной, кто походил на хоккеистку…
    – (смеётся) Возможно, следствие того, что на льду в хоккейных коньках была не первый год. Команда состояла из конькобежек, фигуристок, лыжников, была и каратистка. У многих имелся опыт катания на коньках. Но в каждом виде они свои, с определённой техникой. Девчонкам всё же тяжело было перестраиваться.
    – В памяти сохранилось первое выступление «Метелицы» против московского ЦСК ВВС?
    – Конечно. Вся игра проходила в одной зоне. Москвички с нами тогда дели всё, что хотели (улыбается). После первого периода отдали нам своего вратаря. Мы проиграли 0:31. Но всё равно было интересно.
    Сейчас с «Торнадо» проходим через такие игры: той же «Агидели» в их первый год выступления по 20 шайб закидывали. В нынешнем сезоне девочкам из Ухты забивали в таком количестве.
    – Какой настрой у спортсменок был в начале карьеры: чувствовали, что являются любителями хоккея или с первых дней хотели стать профессиональными игроками?
    – Не было никаких контрактов, ничего. Работали для себя, для своего желания. Конечно, чем больше проводили встреч с лидерами чемпионатов, тем больше возникало желания играть на их уровне. Хотелось попасть в сборную, выступать на международной арене. Но как ни крути, всё равно уровень женского челябинского хоккея был близок к дворовому.
    Но с каждым годом команде уделялось больше внимания. Областная федерация хоккея начала помогать, создавались условия для тренировок, игр, появилась небольшая зарплата. Тренерская работа была налажена: стали подбирать игроков, выстраивать звенья, ставились чёткие задачи на игру – либо глухая оборона, либо хоть один гол.

1 февраля 1998 г. Златоуст. ХК «Метелица» перед праздничными соревнованиями, посвященных 50-летию южноуральского хоккея. В хоккейном матче «Метелица» – «Уралочка» (1:9) единственную шайбу челябинок забросила Ольга Пермякова (в нижнем ряду – третья слева)

     – К слову об одном голе, помните первую шайбу команды?
    – Играли в ЛД «Трактор» с ДЮСШ-12 из Ярославля. Елена Тюшнякова забила им гол.
    – Это была первая шайба в Челябинске. А до этого в Екатеринбурге Тюшнякова поразила ворота сборной Казахстана.
    – Да? Может быть (смеётся).
    – Не запоминаете такие моменты?
    – Знаете сколько у меня уже моментов с шайбами прошло в жизни? Всё и не упомнишь.
    – А свою первую?
    – Наверное, тоже не вспомню.
    – Тот же матч против ДЮСШ-12…
    – Нет, не помню (улыбается).

«Спасибо – Дегтярёву!»

Ольга Пермякова    – В конце 90-х годов часто упоминали, что женская команда была создана по инициативе областной федерации хоккея. Но недавно узнал, что главным идейным вдохновителем был непосредственно Дегтярёв. Можете согласиться с этим мнением?
    – Естественно. Федерацию я точно года два не видела с нами рядом. Вся задумка, затея исходила именно от Александра Владимировича. Спасибо ему за это!
    – Почему же на второй год существования команды его отстранили от тренерской деятельности с вами?
    – Мне трудно ответить на этот вопрос. Его надо адресовать бывшим руководителям федерации. Дегтярёв же параллельно тренировал и юношей «Мечела», и нас. Возможно, из-за этого произошла смена наставника в нашей команде.
    – У вас не было обиды, что Дегтярёв уходит?
    – Конечно, хотелось, чтобы он остался. Но такова жизнь…

Челябинский тавгай

    – Оля, выступая в Челябинске, вы были анти-лидером по количеству штрафных минут, переехав в Дмитров – удаления продолжились.
    – Да, была грубиянкой. Сейчас редко удаляюсь, веду себя спокойно. А тогда, наверное, сказывались и молодость, и неопытность: ноги не работали, часто не успевала за соперницами, подключались эмоции, и начинала вступать в стычки.
    – Катя Вайнбергер рассказывала, что эмоции проявлялись и в моменты, когда вы находились на лавке.
    – (смеётся) Было такое.
    – Всё-таки чего было больше: эмоций или желания защитить себя, команду?
    – Естественно, желания. И сейчас, как говорится, без проблем полезу в единоборство, если будет необоснованная стычка. Но всё-таки уже стараюсь не ввязываться в потасовки. То ли возраст уже не тот, то ли уровень?
    – Олю Пермякову можно назвать первым «тавгаем» российского женского хоккея? Ольга Пермякова
    – (смеётся) Не знаю, это не у меня надо спрашивать. Сейчас драки вообще редкость для хоккея, раньше их было гораздо больше. И не только у челябинской команды, во всех клубах присутствовали потасовки.
    – Это связанно с правилами или с судейством? 
    – Думаю, повзрослели в профессиональном уровне все, уже не занимаются ерундой. Иногда у молодых хоккеисток возникают столкновения. Но их сразу ставят на место. Лишние удаления ни к чему команде, и вообще за них очень сильно ругают. Большую часть игрового времени мы должны проводить в атаке, а не в обороне.

К «золоту» телевизор

    – Помимо челябинского и дмитровского коллективов, вам довелось поиграть и в екатеринбургском «Спартаке-Меркурий»?
    – Да, в Екатеринбурге выступала два раза, брали в аренду. Выигрывала со «Спартаком» золотые и серебряные медали.
    – Вам тоже их вручали?
    – Конечно. В «золотой» сезон команды наша пятерка, составленная из девочек Челябинска, Омска, Москвы и Екатеринбурга, в матче за первое место против московских «Викингов» забросила две шайбы из трёх. Так что я внесла свою лепту в «золото» команды. На награждение ездила в Екатеринбурге в конце сезона, помимо медали подарили еще маленький телевизор.

    Наверное, стоит упомянуть и о других небольших особенностях того «золотого» тура «Спартака-Меркурий». Ольга Пермякова в заключительном туре чемпионата провела четыре игры, в них она забросила пять шайб и отдала две результативные передачи. Из них три шайбы и передача – в матче против своего родного коллектива – к тому времени уже сменившего название на «Ника».
    В «Спартаке-Меркурий» тогда выступали еще две хоккеистки, ныне защищающие цвета коркинского «Факела» – защитницы Наталья Пузикова и Елена Тимофеева. Первая в турнире набрала 5 очков (2+3), вторая – 3 (1+2). У обеих по одной результативной передаче в заключительной встрече против «Викингов».

«Если не выиграем, хоть накостыляем»

    – Разница в уровне игры между челябинским и екатеринбургским клубами была заметной?
    – Конечно. Подход к игре, организация, класс хоккеисток – всё другое. Но было интересно.
    – Возвращаясь в Челябинск, тренерам подсказывали подсмотренные наработки у соперников? Ольга Пермякова
    – (улыбается) Нет. Подсказывать и не могла ничего, лишь рассказать. К тому же командой руководил Владимир Бородулин, человек с опытом и сам всё знал прекрасно.
    Тренировки делали своё дело. Команда начала постепенно выходить на другой уровень. Соперницы к нам уже относились по-другому, не так, как в первые года. Проблемой оставались частые удаления. Перед ответственными матчами к нам приходили доктора, просили действовать мягче. А у нас так: если игра не получится, хоть накостыляем.
    – И парни боялись играть против вас, так как бросок был очень мощный по меркам женского хоккея. 
    – (улыбается) Помню, мальчику сломала руку. Родители его приходили, ругали меня.
    – Мощь броска из детства шла, так как была практика игр против юношей?
    – Могу сказать, что с кистей до сих пор бросать не умею. Видимо, на самом деле сила броска с детства отработана. У нас ведь в юном возрасте любимым делом было пощелкать: кто сильнее, кто дальше, кто попадет по воротам. К тому же катались без формы, что вырабатывало отсутствие страха летящей шайбы. А когда уже выступала профессионально, в форме, и вовсе не боялась шайбы. Игры с парнями научили не бояться и различных столкновений. Так что дворовый хоккей внёс свою лепту в моё дальнейшее развитие в профессиональном хоккее.

Шок от игры защитником

    – Выбранный изначально 21-й номер – не зеркальное отражение даты рождения?
    – Нет, такая майка досталась. В сборной мне дали № 27. А когда появилась возможность выбирать, взяла «Пятнашку». Даже не знаю почему. С тех пор не меняла ни разу.
    – Какие были эмоции, когда в 2000 году впервые пришел вызов в сборную?
    – Была рада. Мой уровень далеко отличался от уровня игроков национальной команды. Тогда в тренерский штаб входил Ян Каменецкий, он много подсказывал над чем необходимо работать, чтобы повышалось мастерство. Но на официальные игры меня не включали в состав, зато сразу поехала на Олимпийские игры в Солт-Лейк Сити (улыбается).
Ольга Пермякова    – Как раз таки одним из вопросов было: почему с 2000 года при постоянных приглашениях в сборную, в состав взяли лишь в 2002-м?
    – Я не знаю. Мне кажется, в то время в сборной была какая-то своя московская «мафия». Сейчас смотрю с завистью на молодых хоккеисток: есть и молодежная команда, и частые приглашения в главную. А раньше было очень тяжело пробиться в состав. И то в Челябинске выступала нападающим, а на Олимпиаду поехала защитником. Видимо, только так могла туда «залезть» (улыбается).
    В Ярославле в матче против юношей местного «Локомотива» тренер решил поставить меня в оборону. Была в шоке: не знала, что делать, куда бежать. Хорошо, вратари и тренеры подсказывали. Привыкла бегать вперёд-назад. Но в последствии многие говорили, что выступление нападающим мне очень помогло и в защите. Получая шайбу, не останавливалась и начинала думать, что с ней делать дальше, куда отдать, а «включала» ноги. Срабатывал инстинкт форварда.
    – Сколько времени продолжалась «беготня» из защиты?
    – Наверное, до тех пор, пока не уехала из Челябинска.
    – Возвращаясь из сборной в родную команду, форму не теряли?
    – Нет, всегда старалась сохранить её. Дополнительные занятия, тренировки. А спустя время многие начали говорить, что мне необходимо сменить клуб, необходимо расти профессионально. Но, если честно, никуда не хотелось уходить, уезжать из дома.

И в Челябинске были болельщики Ольга Пермякова

    – Впечатления о первой в карьере Олимпиаде?
    – Классные! Тем более Игры проходили в Америке, где любят хоккей и собираются полные трибуны. Когда вышла первый раз на матч, испытала маленький шок от количества зрителей.
    – Шок от полных трибун не мешает?
    – Слава богу, не страдаю мандражом. Никогда не испытывала напряжений перед встречами, даже ответственными.
    – Насколько отличается игра при полных и пустых трибунах, не важно где – дома или на выезде?
    – Если честно, всё равно. Конечно, приятно, когда за тебя болеют. Но мы уже привыкли выступать в пустых Дворцах. В женском хоккее полные трибуны – большая редкость. Лишь на чемпионатах мира и Олимпийских играх заполняются залы.
    Когда-то и в Челябинске собиралось гораздо больше болельщиков, чем сейчас. Приходили и юные хоккеисты из спортивных школ, мамы, папы, родственники, друзья, приятели. Народ болел, кричал, поддерживал нас.
    – А ваши родители посещали матчи?
    – Мама редко. Конечно, переживает за меня, гордится моими успехами. Но, когда смотрит на это всё, «мама» в ней играет совершенно другую роль. Тем более, раньше у меня были частые травмы, сотрясения. Опять же из-за моей худобы.

«Мы не умирали в своей зоне»

    – На Олимпиаде в Турине в матче с не самым сильным соперником – итальянками – вы получили серьезную травму, даже потеряли сознание. Насколько такие повреждения обидны на играх четырехлетия?
    – Был разрыв ягодичной мышцы. Думали, всё обойдется, но… Конечно, неприятно и обидно: впереди у сборной России встречи с Германией, Швейцарией, а ты должен их смотреть с трибуны. Скучно. Когда наблюдала за матчами, не отпускали мысли: сейчас бы сыграла так, сделала бы это.

Ольга Пермякова на Олимпиаде в Турине

     – Какие недочеты были и остаются у России, что сборная пока не может завоевать медали на Олимпиаде?
    – Единственный и главный недочет – нет развития женского хоккея. Лишь последние несколько лет начали уделять этому внимание. А если бы за это взялись тогда, когда в 1998 не попали на Игры в Нагано, думаю, сейчас уже было бы всё гораздо интереснее.
    У нас ведь много молодых и перспективных игроков, которые постоянно «пролетают» мимо сборной. Не потому, что им не хватает мастерства, а потому, что не хватает школы международного уровня. Поэтому и в сборной такой большой возрастной разрыв – есть и 30 и 20-летние игроки. Анне Шохиной – 15 лет. Отсутствие хоккеисток с практикой международных игр – тоже причина.
    В России и судейство другое, и чемпионат очень сильно отличается от европейского уровня. В чемпионате играть скучно, как судят – скучно. Нет сейчас таких команд, с кем можно было бы побороться. Более-менее «Агидель» огрызается. А в основном все матчи проходят монотонно, в одной зоне. Игроки Красноярска и Челябинска периодически «выбегают» вперёд, но тоже больше времени проводят в обороне.
    – Не связанно это с тем, что «Торнадо» – сильный соперник и с ним нужно играть от защиты?
    – Не знаю. Понимаю, что защите надо уделять внимание, но не всю же встречу. Ведь наш состав «Метелицы» тоже выступал с мастеровитыми клубами, но создавали контратаки, стычки, драчки, мы не умирали в своей зоне. Это точно помню!
    Мне очень нравится играть с чехами. Они злые, как собаки. У самой появляется совершенно другой настрой на игру, матч весь в движении. В России пока такого нет.

«Решила и поехала»

    – После Олимпиады-2002 в прессе начали появляться заметки о том, что Ольга Пермякова может покинуть «Казак Уральский» (очередное обновлённое название челябинского коллектива – прим.ред.). Вам поступали предложения?
    – Да, звали в Москву. А самой хотелось выиграть бронзовые медали чемпионата России в Челябинске. Видимо, это и удерживало до последнего.
    – Почему именно бронзовые?
    – На «серебро» и «золото» нашему клубу было рано рассчитывать. Сейчас, например, в сборной России говорят о «бронзе». Это адекватное желание.
    – Когда настал момент: «Поеду!»?
    – (вздыхает) Не знаю когда, но когда-то настал. Не смогу конкретно объяснить, что сподвигло на это. Просто решила и поехала. Сказала об этом маме, она в очередной раз была не в восторге.
    Прибыла в СКИФ, где провела предсезонку. А дальше пришло сообщение, что создается новый клуб – «Феникс» (первоначальное рабочее название ХК «Торнадо», но под ним клуб никогда не выступал). Позвали туда. Со СКИФ не подписывала никаких контрактов, поэтому согласилась на новое предложение. Отправилась в Дмитров.

Ольга Пермякова

     – Согласились сразу или раздумывали?
    – Сразу, мне было-то 20 лет – в голове ветер. Позже спрашивали: не боялась идти в новый клуб, где нет зарплат? Не задумывалась об этом. Но, слава богу, всё хорошо. Сбылись все ожидания.
    – Команда изначально подбиралась боевой?
    – Нет. В первый год была лишь одна пятерка, составленная из сильных игроков. Остальные – молодые девчонки.
    – Какие же задачи поставили перед новым коллективом?
    – Не могу сказать, что в первый год вообще перед нами ставили задачи. Как говорится, аппетит приходит во время еды, так и у нас получилось: лишь после первых игр мы почувствовали силу. И «с корабля на бал» – заняли второе место в чемпионате России, чем удивили многих, даже, наверное, своих создателей.
    – В итоговых справочниках и газетах того времени указано, что второе место занял «Спартак-Меркурий», так как техническое поражение свердловчан не влияло на их лучшую разницу шайб в споре за «серебро» с «Торнадо»…
    – Мы провели с ними две встречи. Во второй игре я забросила победную шайбу за 16 секунд до финальной сирены. На третий матч соперницы не вышли – заболело полкоманды. Мы поиграли между собой и ушли. Екатеринбургу засчитали техническое поражение. В итоге серебряные медали надели «Торнадо», а «Спартаку» – бронзовые.

Ольга Пермякова

«А вы уйдите!»

    – Играя в «Торнадо», каково было выступать против родного челябинского коллектива?
    – Не обращаешь на это внимание. И сейчас практически во всех клубах есть люди, с кем ты знакома. На льду нет друзей. Выхожу на площадку, и становится всё равно, кто находится в противоположной команде. У меня задача: забить гол (играя в Челябинске) или не пропустить (в Дмитрове). Это спорт.
    – Подруги по команде как отнеслись к вашему решению, когда узнали, что уезжаете?
    – Нормально. Думаю, многие это предвидели. Тем более в командном виде спорта постоянно на одном месте находится трудно: где-то условия предложат лучше, где-то ты, как игрок, будешь лучше.
    – Катя Смоленцева в 1999 году, отвечая на вопрос, долго ли планирует выступать, ответила: ещё лет семь, и уйду…
    – А вы уйдите! (смеётся) Мы так говорим каждый год.
Ольга Пермякова    – Что заставляет хоккеисток продолжать играть?
    – Это касается не только хоккеисток, но и всех спортсменов. Понимаете, всю жизнь живёшь сборами, тренировками, играми… И попробуй выпусти нас в обычную жизнь. Походишь год и, видимо, начинаешь понимать, что ничем другим в принципе заниматься не умеешь. Хотя со 100-процентной уверенностью этого заявлять не буду, так как еще не уходила (смеётся).
    – И никогда не ставили перед собой конкретный год, когда покинете профессиональный хоккей?
    – Нет. К тому же у меня ещё год контракта. Но, наверное, уже поставлю перед собой такое условие, и окончание контракта станет завершением карьеры. И травмы уже замучили. И возраст напоминает о себе. Очень уважаю Любовь Вафину, но до таких высот игровой практики вряд ли дойду.
    – А не думали завершить карьеру в том городе, в котором начинали?
    – Предлагаете мне это сделать в Челябинске?
    – Да.
    – Нет, наверное.
    – Почему?
    – Не знаю. Думаю, физически самой будет трудно уже выступать.

«Для семьи нет времени»

    – Значит, «Торнадо» останется последним клубом, или вариант – поехать зарубеж – никто не отменяет?
    – Нет, нет, нет. Какое зарубежье? Мне уже 30 лет. Кому я нужна? (улыбается) Везде требуются молодые и перспективные.
    – И чем займётесь после стольких лет в хоккее, пойдете в тренеры?
    – Об этом ещё не думала, но вряд ли стану работать тренером. Это не моё.

Ольга Пермякова

    – Оля, вы – семейный человек?
    – Мне некогда (смеётся). И дома не бываю. Надо мной мама постоянно шутит: купи себе раскладушку, чтобы привыкнуть к ней.
    – Пока существует хоккей, семейная жизнь на втором плане?
    – С хоккеем вообще много чего уходит на второй план.

ХК «Метелица» наших дней

    – Как в 2005 году восприняли новость, что практически все игроки «Факела» покинули команду?
    – Конечно, удивилась. Но конкретно, почему девчонки приняли такое решение, не узнавала. Это их решение, и, видимо, на то были причины. Многие же не прекратили выступление, а продолжили играть в других командах.
    – С бывшими одноклубницами продолжаете общаться?
    – Встречаемся иногда, если есть свободное время, когда приезжаю в Челябинск. Списываемся в соцсетях.
    – Если бы первоначальный состав «Метелицы» существовал до сих пор, команда могла бы стать чемпионом страны?
    – Вряд ли. Всё-таки большинство девчонок, когда начали выступать, были уже взрослыми и далеко не хоккеистками.

Александр Дементьев
 Фото из архива Екатерины Вайнбергер,
Игоря и Сергея Золотаревых (еженедельник «ФУТБОЛ-ХОККЕЙ Южного Урала»)
и сайта «7 дней спорта»