Екатерина ВАЙНБЕРГЕР: «Все получили удовольствие от хоккея»

Екатерина Вайнбергер    «Третий тур в Челябинске стал лучшим в сезоне-1997/1998. Со стороны организаторов было приложено максимум усилий для того, чтобы соревнования прошли на высоком уровне». Так охарактеризовал заключительную часть чемпионата ответственный секретарь Совета ФХР того времени Михаил Майорчик.
    Почему же решено было вспомнить именно тот период времени женского хоккея? Ответ очевиден: в сезоне-1997/1998 впервые приняла участие женская хоккейная команда – челябинская «Метелица» (первое название «Факела»). Явный аутсайдер чемпионата всерьёз не воспринимался среди хоккеисток других городов. Это подтверждает и нынешний защитник «Факела» Наталья Пузикова, в то время защищавшая цвета екатеринбургского «Спартака»: «Для меня они не были сильными соперниками».
    И, всё-таки, узнать о зарождении команды интересно. Именно о становлении, о первых матчах и взаимоотношениях в клубе мы попросили вспомнить нападающего первого состава челябинской «Метелицы» Екатерину ВАЙНБЕРГЕР.

НА ОДНОЙ ДИСТАНЦИИ С КАЙКАН

    – Екатерина, когда вы пришли в спорт?
    – В 9 лет начала заниматься конькобежным спортом в ЧМС, ныне КДЮСШОР «Юность-Метар».
    – Почему именно конькобежным?
    – Сработал «стадный инстинкт»: во дворе все пошли, и я пошла. Тем более стадион недалеко от дома располагался.
    – А до этого никакими видами не увлекались?
    – С мамой за ручку фигурным катанием занималась.
    – Вам нравились занятия коньками?
    – Поначалу. Но с увеличением дистанции, пропадал и интерес. Долго бегать по кругу – не моё. Надоедало это, да и сложно. Но больше уставала не физически, а морально.
    – Крупные достижения были?
    – Нет. Дослужилась лишь до первого разряда.
    – Соревнования ограничивались городским уровнем?
    – Была чемпионкой области. Но лишь потому, что дистанцию 3000 м никто не побежал.
    – Не сожалеете, что ушли из этого вида спорта?
    – Нет. К тому же пробиться в лидеры было очень тяжело. Довелось посоревноваться и с будущей участницей Олимпийских игр – Светланой Кайкан, бегала и со Светланой Мута, и Александрой и Натальей Варухайло.

ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА КОМАНДЫ

Екатерина Вайнбергер    – Кто же посоветовал вам сменить коньки конькобежные на хоккейные?
    – Училась на втором курсе, тогда еще в УралГАФК, на кафедре конькобежного спорта, а курсом старше приглашались девушки для выступления в женской хоккейной команде. Мне тогда подруги с третьего курса и сообщили об этом. Мы с Ларисой Дудяк, которая училась со мной и также занималась конькобежным спортом на ЧМС, решили сходить.
    Даже дату запомнила первой встречи команды – 17 сентября 1997 года. Собрал нас тогда Александр Владимирович Дегтярёв в ЛД «Мечел».
    – 17 сентября команда собралась впервые и уже…
    – И уже 10 декабря того же года провела свой первый официальный матч в чемпионате России.
    – Когда же вы успели потренироваться и наиграть состав?
    – Пока ХК «Мечел» был на выезде, несколько раз мы покатались на льду. Затем 1,5 месяца просто играли в футбол, так как лёд нам не давали, а осенняя погода попросту не давала «залить» открытую коробку. У кого была возможность, посещал тренировки Александра Дегтярёва, который занимался с юношами 1985 г.р. Но это были ранние тренировки – в 7 или 8 утра.
    Когда установились первые морозы, появилась возможность залить лед и в открытой коробке. Тогда-то и начали тренироваться – потихоньку и полноценно играть в хоккей. Перед самим туром в Екатеринбурге команду на пару занятий запустили в ЛД «Сигнал».
    – Все спортсменки подходили ответственно к делу?
    – Абсолютно все.
    – А часто пропускали тренировки?
    – Обстоятельства бывали разные, но такого, чтобы специально, никогда.
    – Кто был самым молодым в составе?
    – 15-летняя Ольга Пермякова.
    – И как проходило её общение со старшими по команде?
    – Нормально с нами общалась, на равных. Ольга постоянно в детстве играла в футбол и хоккей с парнями. Была чумовой немного. Это качество ей очень помогло в жизни.
    – Какая обстановка царила в команде?
    – Классная! Всё было отлично, и все были дружны.
    – А как команда проводила свободное время?
    – Частенько оставались после тренировок и общались. Но вне льда собирались вместе редко, так как многие учились, у кого-то уже были семьи. Когда команду с ЧМЗ перевели в Ленинский район в новый ЛД «Сигнал», свободного времени и вовсе не оставалось, больше всего оно тратилось на дорогу: многие же жили в Металлургическом районе, попробуй-ка, поезди на двух трамваях с пересадками.

КОМАНДА ЗАЯВИЛАСЬ – ДОЛЖНА ВЫСТУПАТЬ

    – Сложным выдался период в месяц тренировок и сразу же официальная игра?
    – А мы тогда не понимали, сложно это или нет. Нам было интересно играть в хоккей.
    – Кто же принял решение, что только созданная ХК «Метелица» будет участвовать в чемпионате России?
    – Все вопросы решало руководство. На тот момент областной федерацией хоккея руководил Анатолий Зиновьевич Картаев, наверное, всё шло через него. Нас не посвящали в такие нюансы. Лишь сообщили: команда заявилась, значит, должна выступать.
    Знаю, что Сергей Николаевич Кисляков, который помогал Дегтярёву, ездил в Самару на первый тур в сезоне. Нам же предстояло вступить в борьбу со второго.
    – Руководство с хоккеистками не разговаривало о том, побаиваетесь вы или нет принять участие?
    – А о таком и речи не могло идти. Раз пришли – значит, не боимся.

ХК Метелица
10 декабря 1997 год. Екатеринбург. ХК «Метелица».
Верхний ряд (слева направо): Евгения ДЬЯКОНОВА, Надежда КАРПОВА, Светлана БОРИСОВА, Анна ВАРФОЛОМЕЕВА, Олеся СЕРАЖЕВА, начальник команды Татьяна МЕЛИХОВА.
Средний ряд (слева направо):
тренер Сергей КИСЛЯКОВ, Татьяна ПЕЧЁНАЯ, Наталья КРЫТАЕВА, Ольга КОНДРАШКИНА, капитан Елена ТЮШНЯКОВА, Екатерина ВАЙНБЕРГЕР, главный тренер Александр ДЕГТЯРЕВ.
Нижний ряд (слева направо): Лариса ДУДЯК, Виктория ТАВАКОВА, Мария ГОЛЬМАН, Ольга ПЕРМЯКОВА, Ирина ЧИПЫШЕВА, Ольга КОПТЕЕВА.
Лежат (слева направо): Светлана ПАШНИНА, Юлия НАФИКОВА.

«СИНИЕ», «ЗЕЛЕНЫЕ», «БЕЛЫЕ» В ОДНОЙ КОМАНДЕ

    – Какие были ощущения, когда впервые вышли на игру в Екатеринбурге?
    – Сам день запомнился на всю жизнь.
    Хоккеистки жили в разных районах Челябинска, поэтому для удобства автобус должен был «подбирать» игроков по пути следования от ЛД «Сигнал». Кто жил в Металлургическом районе собрались у поворота на ЧМЗ. В тот день проходило мероприятие в честь 50-летия челябинского хоккея, и произошла задержка с ветеранами, в итоге «башмак» за нами приехал на полтора часа позже.
    На игру приехали с опозданием: по дороге сломался автобус, ушло время на ремонт. Первая встреча была запланирована с лидером чемпионата – московским ЦСК ВВС. Когда мы прибыли в ДС Профсоюзов (ныне КРК «Уралец»), соперницы уже разминались на льду.
    С амуницией была своя история. Получили её за несколько дней до игр. Майки выдали старые «сигналовские», вместо гетр на базаре купили китайские гамаши по 10 рублей. Не было специальных баулов, поэтому всю форму распихивали по сумкам и пакетам. Их, кстати, готовили девушки, которые ближе всех жили к ЛД «Сигнал». Думали, так будет удобнее всего. В «Уральце» нас «засунули» переодеваться в медицинский кабинет. А так как мы не знали, в каких из сумок и пакетах чья форма лежит, отыскать именно своё было проблематично. На игру вышли кто в чём.
    Толком даже не знали как проводить приветствие: москвички раз ударили клюшками, а мы стоим, стучим; форма у всех разная – синие майки, зелёные, белые. Сохранилось видео с того матча – смешно смотреть, конечно.
    Первую 20-минутку мы закончили со счетом 0:21. После этого ЦСК ВВС отдало «Метелице» своего вратаря, и два периода Ирина Гашенникова защищала ворота челябинок. Итоговый счет составил 0:31.

13 декабря 1997 год. Хоккеистки «Метелицы» в «башмаке» возвращаются из Екатеринбурга

    – В те годы от федерации хоккея России не было чёткого распоряжения, что все хоккеистки одной команды должны выступать в единой форме?
    – Не знаю, возможно, и было, но у нас формы попросту не было (улыбается).
    – Когда Гашенникова защищала ворота «Метелицы» и пропускала шайбы, челябинкам не показалось, что она делает это специально, на пользу своей команде?
    – А как она могла специально это делать, если наш голкипер 20 шайб за период пропустила, а Ирина – 10 за два? Такой мысли даже не возникало.
    – Трудным выдался первый матч?
    – Спиной было тяжело кататься. Команда же в основном состояла из конькобежек (11 человек из 18), которые привыкли кататься по кругу в одну сторону. На хоккеистку была похожа лишь Пермякова, которая постоянно практиковалась в игре с мальчишками на улице. Хотя до «Метелицы» Ольга занималась водным поло. В технике катания конькобежек опережали лишь фигуристки.

Екатерина Вайнбергер

ПЕРВАЯ ШАЙБА – КАПИТАНА

    – На первых стартах общались со своими соперницами?
    – Нет, на это не оставалось времени. Мы ездили на соревнования каждый день из Челябинска. У кого были деньги, оставался в Екатеринбурге в гостинице.
    – Сергей Кисляков в одном из комментариев сказал, что девчонки «Метелицы» радовались, будто завоевали олимпийское «золото», когда забили первую шайбу…
    – (улыбается) Было такое. Произошло это в третьей матче, где соперником была сборная Казахстана. Девчонки Казахстана первый период отстояли с вратарем, а в следующих двух их ворота были пустыми. Тогда-то и забросила первую шайбу команды участница Олимпийских игр, капитан «Метелицы» Елена Тюшнякова. Столько радости было, мы кричали. После этого гола вошли в азарт. В последующих играх начали биться. Не умели ничего, но бились.
    – Тюшнякова была единственной участницей Олимпийский игр среди всех хоккеисток чемпионата России?
    – Думаю, да. В других городах коллективы в основном формировались из спортсменок, ранее выступавших в хоккей с мячом, а этот вид – не олимпийский.
    – Соперницы не пытались продемонстрировать Елене силовую игру именно того вида спорта, в который она пришла?
    – Да они, наверное, и не знали, что Тюшнякова когда-то выступала на Играх-1992 в Альбервилле. Техникой катания сильно не выделялась, так как привыкла к конькобежным конькам: ей также было тяжело перестроиться, как и нам.
    – Кто назначил Тюшнякову капитаном?
    – Не помню. Скорее всего, тренер. Но никто не был против: и по старшинству, и по заслугам и регалиям она – лидер.
    – После тура в Екатеринбурге хоккеистки «Метелицы» ставили перед собой какие-нибудь задачи?
    – Нет, играли в своё удовольствие.
    – Не возникало и мысли стать профессиональными игроками?
    – Тогда не думали об этом. Всё было на энтузиазме.
    – Сколько могла просуществовать команда на этом энтузиазме?
    – Думаю, недолго.
    – Когда же произошел перелом: мы – профессионалы, нам необходимо действовать на высоком уровне?
    – Наверное, уже на следующий год.

ХК Ника

ОТ «МЕТЕЛИЦЫ» К «ФАКЕЛУ»

    – Второй сезон внёс изменения в команду: произошли смена главного тренера и название коллектива. Александр Владимирович Дегтярёв отказался от должности наставника или его «попросили»?
    – Не в моей компетенции обсуждать это. Наверное, такие решения шли от областной федерации хоккея. Возможно, главной причиной смены тренера было и то, что Дегтярёв занимался с парнями, и совмещать было неправильно.
    – В связи с чем перешли от «Метелицы» к «Нике»?
    – Не знаю, кто придумал такое название – «Метелица». Подозреваю, что инициатором стал Сергей Николаевич Кисляков. Но оно нам не нравилось, воспринималось несерьёзно. Остановились на «Нике» – богине победы.
    – А через два года «Ника» уступила место «Казаку уральскому», видимо, из-за спонсора?
    – Да, команду решил профинансировать одноименный завод. Но и это название просуществовало два года. Очередной бренд вновь придумывали без участия игроков. Видимо, команда стала именоваться «Факелом», так как спортсменки тренировались в спортивном клубе «Факел» на Северо-западе Челябинска. Но на 100% утверждать этого не могу.

ХК Казак Уральский

    – Когда коллективу был представлен новый главный тренер Владимир Бородулин?
    – У нас было два тренера: вначале Бородулин и Николай Суханов, затем Бородулин и Владимир Лапшин. Тренировочным процессом в основном занимался последний.
    – Но через два года ушёл и Лапшин, Бородулин остался один за главного?
    – Нет. У него всегда были помощники: небольшой период Николай Суханов, затем Евгений Гуров (не присутствовал на выездных матчах), Игорь Воробьёв, Юрий Клыков. Тренеров у клуба было много.
    – Почему шла такая ротация?
    – Не знаю, хоккеисткам об этом не сообщали.

Первые тренеры

ВОЛЕВАЯ ПОБЕДА

    – Екатерина, вы первый сезон отыграли на позиции нападающей, второй – провели защитником, затем вновь перешли в амплуа форварда…
    – Нет, всегда действовала в линии атаки. В защите отыграла лишь в последних матчах на выезде в 2005 году. Тогда мы были «в гостях» у СКИФ. И то перешла в оборону лишь после травмы.
    – По какому принципу определялись амплуа для игроков в первой команде?
    – Тренеры решали, как и сейчас. Кто лучше катался – в нападение, кто похуже и у кого рост побольше – в защиту.
    – Помните вашу первую шайбу?
    – Да. Это было в Екатеринбурге в 1999 году, где проходил финальный тур чемпионата России. На турнире Челябинск впервые одержал победу: наша команда оказалась сильнее московского «Спартака» (7:5). Именно в том матче я и забросила свою первую шайбу – после добивания.
    – Ощущения?
    – Радость, тем более, мы победили.
    – Как команда отметила это событие?
    – Да никак, хоккеистки поздравили тренеров, тренеры – хоккеисток. Посидели, обсудили игру.
    – Команда всегда собиралась и обсуждала прошедшие матчи: какие ошибки допускались, что правильно сделано, что – нет?
    – Чтобы постоянно это было, такого не могу вспомнить. Но иногда было.
    – Какой матч вам запомнился больше всего?
    – Их несколько. В первую очередь, первый победный. Была игра в ЛД «Сигнал», в которой забила 5 голов тому же московскому «Спартаку». Победная встреча против красноярского «Локомотива» на «Сигнале»: проигрывая 0:2 за минут до конца матча, я забросила 2 шайбы в одной смене, а за несколько секунд до финального свистка наша команда вырвала победу (3:2). Игра в Первоуральске в декабре 2002 с тем же «Локомотивом»: в середине матча челябинцы проигрывали 0:4, но в итоге выиграли 6:5.

Екатерина Вайнбергер

ДРАКИ ИЗ-ЗА АЗАРТА

    – В интервью Любовь Вафина упоминала, что про челябинскую команду говорили: «Приезжаешь к ним играть, а уезжаешь с синяками». На самом деле настолько грубо действовали?
    – Было такое. Но грубость, как правило, возникала из-за нехватки мастерства. Выясняли отношения и один на один, и массовые побоища устраивали. Есть видео: я дерусь на «пятаке», а Пермякова со скамейки летит с кулаками защищать меня. Даже судьи не могли остановить нас. В общем, бились.
    – А рефери в то время действовали более мягко в таких ситуациях?
    – В основном судили одинаково и в мужском, и в женском хоккее. Арбитры тогда еще не все адаптировались.
    – Не сказывались на ваших действиях драки из мужского хоккея?
    – Сейчас молодые хоккеисты смотрят и дерутся. У нас же тогда был азарт.
    – Команда часто посещала матчи «Трактора» или «Мечела»?
    – Когда была возможность – приходили. Где-то что-то для себя подмечали. Ещё до того, как сама начала играть, следила за действиями Валерия Карпова, Равиля Гусманова.
    – Подмеченные моменты удавалось реализовывать на площадке?
    – Да. Запомнила, как лучше «вылезать» на ворота, когда по правому краю проходишь. Правда, для завершения атаки не хватало хладнокровия, чтобы переиграть вратаря. Между защитниками просачиваться научилась.
    – А кумиры в хоккее были?
    – Те же Карпов, Гусманов. Импонировала игра Павла Буре. Майка с номер «10», как у Буре, досталась и мне.
    – «Десятке» не изменяли?
    – Кода порвалась майка с «10», дали «22», был еще 41-й номер. Но завершала карьеру вновь под номером 10.

ПОСЛЕ СБОРНОЙ СПОРТСМЕНЫ «ЛЕТАЮТ»

Екатерина Вайнбергер    – Первой ласточкой, побывавшей в национальной сборной по женскому хоккею, стала Ольга Пермякова. После неё на сборы в национальную команду хоккеистки Челябинска вызывались частенько. Вам также выпала честь попасть в число лучших спортсменок страны.
    – В 2002 году, после Олимпийских игр в Солт-Лейк-Сити, в национальную команду пришёл новый главный тренер, с задачей просмотреть как можно больше игроков из разных команд. В октябре того же года состоялся тур чемпионата России-2002/2003 в Челябинске, именно после него на меня пришёл вызов из сборной. Но в составе не закрепилась.
    – Вам посчастливилось принять участие в официальных матчах?
    – Только в тренировочных сборах и в товарищеских встречах против юношей.
    – Сборная от родной команды сильно отличалась?
    – Не то слово! От четкой организации до сумасшедших скоростей и техники. Всё воспринималось поначалу тяжело. К тому же на сбор мы приехали на два дня позже, вроде бы, вызов где-то задержался. Хорошо, что была не одна от Челябинска: вместе со мной на сборы отправились Евгения Клементьева (Мохова) и Наталья Пахомова, которая вызывалась второй раз, – с ней было легче.
    Когда после сборной вернулась в Челябинск, казалось, что наши хоккеистки пешком ходят по льду, а сборницы – летали. Но, попадая в родную среду, возвращаешься и к прежнему уровню.
    – То, что сосед–уралец Андрей Геннадьевич Анисимов был вторым тренером в сборной, являлось плюсом?
    – Не обращаешь внимания на это.

Екатерина Вайнбергер

ДОМАШНИЙ ЧЕЛОВЕК

    – Есть информация, что вы становились и бронзовой призёркой России…
    – В сезоне-2000/2001 выступала за команду Красноярска. Но медаль мне не вручали. Не знаю, по каким процентам и показателям тогда хоккеист удостаивался награды. К тому же отыграла за «Локомотив» не весь сезон.
    – Не обращались в красноярский клуб? Возможно, лежит медаль и ждёт своего героя?
    – Нет.
Екатерина Вайнбергер в форме красноярского «Локомотива»    – Руководство «Локомотива» вас пригласило в свои ряды?
    – Сама поехала. Перед сезоном произошёл небольшой конфликт внутри родного коллектива. Решила отправиться в Красноярск. Но затем потянуло домой.
    – Не сожалеете о возвращении?
    – Нет. Уже позже приглашали вновь в Красноярск, в СКИФ, вплоть до 2007 года поступали предложения.
    – Почему отказывались?
    – Не первый год уже работала в УралГУФК, на «Сигнале» – не хотелось ничего менять.
    – Екатерина, если бы вам удалось пробиться в состав главной сборной, изменилась бы жизнь?
    – Думаю, да.
    – В чём?
    – В хоккее, наверняка бы, подзадержалась.
    – В хоккее челябинском или воспользовались бы предложениями из других клубов?
    – Думаю, далеко бы не уехала. Съездила же один раз и всё равно вернулась. Тяжело привыкаю к чужим местам.
    – Чтобы задержаться в чужих краях, должен быть материальный стимул?
    – Для меня нет. Я – домашний человек.
    – К слову о доме. Как родители отнеслись к тому, что вы занялись хоккеем?
    – Поначалу они не знали. Но рассказать всё равно пришлось. Мама Светлана Александровна была в шоке, а папа Александр Александрович отнёсся нормально.
    – Они посещали матчи с вашим участием?
    – Редко.
    – Их деятельность не была связана со спортом?
    – Нет, оба работали на заводах: папа – на металлургическом, мама – на ЧТЗ.

ПОД ПРИСМОТРОМ МУЖЧИН, ПОД ПРИСМОТРОМ – МУЖЧИНЫ

    – Екатерина, когда завершали свою карьеру, юные хоккеистки обращались за помощью, за советами к вам?
    – Это было частью моей работы, так как вплоть до 2005 года уже помогала тренировать команду.
    – А нынче тренерскую деятельность практикуете в школе «Сигнал»?
    – Бывают ситуации, когда приходится провести тренировки, но профессионально этим не занимаюсь. Два года работала наставником мальчишек «Золотой шайбы». Выигрывали различные первенства. Но тяжело совмещать: пришлось оставить тренерство и полностью погрузиться в работу заведующего отделением хоккея.
    – Молодым советы даёте с позиции женского хоккея?
    – С позиции просто хоккея.
    – Директор КСДЮСШОР «Сигнал» Константин Арестов как-то сказал, что мужской коллектив «Сигнала» с недоверием отнёсся к решению, что отделением будет руководить женщина.
    – Вначале пришла работать методистом. Но так сложилось, что Борис Николаевич Смоленков снял с себя все полномочия заместителя директора, которые предложили мне. Согласилась, так как знала эту работу. Не обращала внимания, дружелюбно на это отреагировали или нет. Возможно, кто-то и был недоволен. Люди все разные. Но многие меня знали давно.
    – Что-то изменили, став заведующей?
    – В школе началась компьютеризация. В плане документации вводим изменения, так как продолжаю работать на кафедре хоккея в УралГУФК и знаю нововведения в методики обучения, тренеры часто делятся своими секретами. Постоянно пытаемся улучшить процесс тренировок. Но это нелегко даётся. Многие тренируют так, как их тренировали. Тяжело человека перестроить, научить новому. Кто-то поддаётся, кто-то – нет.

Екатерина Вайнбергер

«ЗВЁЗДЫ» БЕЗ ЗАСЛУГ

    – Что вам даёт преподавательская деятельность в УралГУФК?
    – Общение с людьми, узнаёшь психологию человека. Самой интересно давать знания, и всегда настроена на это. Но сейчас пошёл такой студент, который очень трудно поддается обучению, постоянно ставит невидимый барьер. К нам же приходят в основном хоккеисты, и в последнее время многие из них считают себя великими «звездами», ещё ничего не добившись.
    – Когда студенты узнают, что вы – бывшая хоккеистка, как реагируют?
    – Многие и так знают. Но раньше им было интересно. Нынешние никак не реагируют.
    – Помимо преподавания в УралГУФК и занимаемой должности в школе «Сигнал», работаете статистом на официальных хоккейных матчах. Почему?
    – Начали вести статистику, когда еще Андрей Назаров и Игорь Калянин работали с ХК «Трактор» в ДС «Юность». А когда организовали КХЛ, руководство клуба обратилось на кафедру к Вячеславу Александровичу Пономареву с просьбой набрать бригаду для статистики. Меня назначили ответственной и отправили в Москву на семинар. Первые два года «статистами» работали студенты, но затем полномочия передали судьям. Меня же оставили.

РОЛЬ КАПИТАНА – БОЛЬШАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

    – Полжизни вы уже провели внутри хоккея и около него, этот вид спорта корректировал ваши судьбу, принципы, взгляды?
    – Конечно. Когда начала заниматься, многое поменялось, в первую очередь, стала коммуникабельней. Хоккей дал всё, что сейчас есть у меня.
    – Что положительного?
    – Работу, квартиру.
    – А отрицательного?
    – Травмы.
    – Были серьезные?
Ольга Пермякова получила травму. Рядом с ней – Екатерина Вайнбергер (№ 10) и капитан Виктория Тавакова    – Нет, но синяки и ушибы не сходили с тела постоянно. К самой серьезной можно отнести травму перед завершением карьеры игрока. В декабре 2004-го выступали в Дмитрове. Первый матч отыграла нормально. Второй – не смогла доиграть, нога сильно болела. А в третьем – получила разрыв связок плеча. Восстановилась быстро. Правда, говорили, что необходима операция, но у меня не было ни возможности, ни финансов для её проведения.
    – По ходу сезона-2004/2005 вас назначили капитаном команды. Чья это была инициатива?
    – Тренера. В одном из матчей капитан Виктория Тавакова допустила ошибку, Бородулин, видимо, решил наказать за это и снял с неё полномочия.
    – Как вы восприняли эту новость?
    – Поняла, что появляется больше ответственности.
    – Какой?
    – Команду надо размять, где-то необходимо подготовить её к игре, тренеру помочь, в какие-то ситуации с судьями оспорить моменты, хотя делать это бесполезно.
    – Но спорили с ними?
    – Да.
    – Отстаивали свою позицию?
    – На скамейке штрафников – 10 минут (улыбается).

ВЕЧНАЯ ЗАГАДКА

    – Если бы вам предложили повторить жизнь сначала, пошли бы в хоккей?
    – Безусловно. Только не в 18 лет, а хотя бы в 10.
    – Почему?
    – В 18 уже поздно.
    – Что бы изменилось, попади вы тогда в хоккей в 10 лет?
    – Ещё бы он был в то время.
    – Предположим, хоккей был, и вы пришли заниматься в 10 лет. Продолжали бы сейчас ещё выступать или всё равно завершили бы участие в 2005 году?
    – Думаю, всё сложилось бы по-другому.

ХК Факел

БРЕНД СТАРЫЙ, КОМАНДАЯ НОВАЯ

    – Почему же вы решили оставить карьеру игрока?
    – После сезона-2004/2005 произошел конфликт с руководством клуба из-за больших задержек зарплат. Ушла вся команда. На наше место пригласили хоккеисток из Казахстана.
    – Финансовые трудности стали главной причиной?
    – Конечно. Все же были взрослыми, у кого-то семья, дети. Необходимо было как-то жить. А чтобы жить, надо зарабатывать деньги. У некоторых хоккеисток мужья возмущались: «Ты и работаешь, и на тренировки ходишь – совсем не отдыхаешь. Пора завязывать с этой игрой».
    – После ухода с командой поддерживали связь?
    – В первые годы нет. А после того, как в УралГУФК поступили Анастасия Ведерникова, Светлана Колмыкова, Александра Вафина, Александра Крохина общалась с ними на кафедре. Вела занятия у хоккеисток. Саша Вафина была образцовой студенткой, отлично проявляла себя на практике и удачно совмещала учебу и хоккей. Всегда ставила её в пример. В прошлом году Александра окончила университет, сейчас учится и играет в США.
    – И игры не посещали?
    – В течение сезона не больше двух-трёх. Как правило, это были матчи с участием «Спартака-Меркурий», где выступала Женя Мохова, с «Торнадо», где на лёд выходила Оля Пермякова. Довелось поработать и арбитром на матчах «Факела». Иногда просили поработать секретарем. Но в нынешнем сезоне-2012/2013 ещё ни одной игры не видела.

26 апреля 1998 год. ДС «Юность». ХК «Метелица» после торжественного закрытия хоккейного сезона в Челябинской области

БЫЛА БЫ ЗАДАЧА…

    – На ваш взгляд, челябинская команда первого и сегодняшнего составов сильно отличаются по сплоченности?
    – Не смогу ответить, так как не знаю внутренней жизни нынешнего коллектива. Сейчас хоккеистки играют за деньги, у них полностью профессиональные отношения. А мы тогда выходили на лёд на энтузиазме, выступали ради идеи. Времена были совершенно другие.
    – А если бы игрокам «Метелицы» в то время предлагали зарплаты и контракты?
    – А как нам могли их предлагать, если мы как хоккеистки ничего ещё не умели?

Екатерина Вайнбергер

    – Возможно, сыграло свою роль и то, что перед командой не ставили четкую задачу…
    – Если была бы задача, и в женский хоккей вкладывались деньги, думаю, в команду не нас набрали бы, а по всей России искали игроков. Таких, кто действительно стоил хоть какого-нибудь контракта.
    – С нынешним тренером «Факела» Аркадием Белоусовым вы пересекались?
    – Не в сфере хоккея. Его жена Настя Ведерникова училась у нас на кафедре.
    – Почему не разговаривали на профессиональную тему?
    – А зачем? Мне в школе хватает подопечных. После ухода из женского хоккея, нет времени за ним следить постоянно.
    – Челябинск часто называют хоккейным городом, но, откровенно говоря, женский вид этого спорта мало кому интересен. Когда закончится этот период «застоя», и к женскому хоккею проявится такая же заинтересованность, как и к мужскому?
    – Да по большому-то счету женский хоккей и в России не нужен особо. Где он нужен-то?
    – В Дмитрове, наверное…
    – В Дмитрове – да. Так как и предыдущий, и нынешний губернаторы Московской области нацелены развивать не только женский хоккей в регионе, а весь спорт в целом. По похожему принципу в один ряд с Дмитровым можно поставить и команду Нижнего Новгорода СКИФ, где за спорт болеет президент клуба Сергей Иванович Колотнев.
    Считаю, что когда в Челябинской области появится человек, который будет заинтересован женским хоккеем, тогда пойдёт и развитие. У нас всегда так.
    – Челябинский губернатор играет в хоккей…
    – Всё положено на «Трактор». «Челмет» звёзд с неба не хватает. Да и «Белые медведи» пока особых успехов не добились.

ТРАДИЦИЯ «ФАКЕЛА» СОХРАНЕНА В ШКОЛЕ «СИГНАЛ»

    – Сейчас хоккеистки первого состава челябинской команды поддерживают связь друг с другом?
    – На мой взгляд, редко. Чаще на улице пересекаешься. После хоккея разошлись кто куда. У каждого шла своя жизнь. Возможно, кто состоит в социальных сетях интернета, более тесно поддерживает связь, я редко туда выхожу.
    – Не считая Ольги Пермяковой, вы – единственная из «Метелицы» образца-1997/1998, кто продолжает работать в сфере хоккея?
    – Да. Была еще Оля Коптеева, которая после игровой карьеры стала первой в Челябинске хоккейной судьей-женщиной. Но она давно не практикует. В спорте осталась Елена Тюшнякова, работает тренером конькобежцев.
    – Когда пересекаетесь с бывшими одноклубницами, не промелькивают фразы: «Зачем мы этим занимались?», или «Как жалко, что всё это бросили»?
    – Нет. Все получили хоть какое-то удовольствие от хоккея. Никто не шел именно зарабатывать на игре деньги. Это сейчас родители приводят детей с планами, что ребёнок обязательно станет великим игроком и будет получать бешеные деньги.
    – А не возникало мысли собрать всех девчонок и сыграть товарищескую игру, например, с тем же екатеринбургским «Спартаком» состава 1997 года?
    – Честно, мысли были. Но реализовать это сложно, так как потеряны со многими контакты.
    На «Сигнале» была похожая традиция: в конце сезона проводилась товарищеская встреча между хоккеистками «Факела» и тренерами всей КСДЮСШОР «Сигнал». Было интересно. Сейчас традиция школы сохранилась, но соревнуются уже тренеры хоккея против наставников футбола.
    – Когда выходите на лёд, не возникает желания вернуться в строй профессиональных игроков?
    – Нет. Примерно год после окончания карьеры ещё подумывала о возвращении, но затем вся ностальгия исчезла.

2004 год. ЛД «Сигнал». Товарищеская встреча ХК «Факел» – Тренеры КСДЮСШОР «Сигнал»

ЮНОСТЬ В ЧЕЛОВЕКЕ НЕИЗМЕННА

    – Екатерина, вы – семейный человек?
    – Ещё не сложилось.
    – А когда сложится?
    – Не задумывалась. Пока работа на первом месте.
    – Но предложения были?
    – Нет.
    – Когда были игроком, парни не становились в очередь для знакомства, для них такая дружба тоже была ведь необычной?
    – Подходить не подходили, но игроки «Мечела» звонили нам несколько раз. Даже не знаю, откуда они доставали номера телефонов. Мне лично домой звонил Данис Зарипов.
    – Часто пересекались в тренировочных матчах с будущими «звёздами» хоккея?
    – Нет, с профессиональными командами не играли, лишь с мальчиками.
    – И как парни относились к подобным встречам?
    – По-разному: кто серьезно, кто не очень. Парни помладше старались переиграть нас, им же казалось, что играют с тётками. Те, кто постарше, начинали дурить: пытались ухватить, всю игру улыбались. Пермякову многие побаивались, у неё щелчок мощный, не одного парня травмировала.
   Кстати, со временем ничего не поменялось: сейчас смотрю на парней, которые играют с девушками тюменского «Газовика» в первенстве СДЮШОР, та же ситуация, правда, у них возраст одинаковый, но так же дурят, так же улыбаются всю игру.

Екатерина Вайнбергер

    – Продолжаете наблюдать за хоккеем глазами игрока?
    – Специалиста. Раньше больше была болельщиком, а сейчас уже высматриваешь ошибки, вспоминаешь себя, что бы сделала я. Многое анализируешь.
    – В хоккее ошибки «передаются» из поколения в поколение?
    – Да. Указываешь молодым на недочёты, а про себя думаешь, что то же самое говорили и мне.

Александр Дементьев
Фото из архива Е.Вайнбергер